Асямов Сергей Александрович
(19.10(01.11).1907–30.04.1942)


Советский полярный летчик
, Герой Советского Союза.
Родился в Красноярске в семье рабочего. С 15 лет начал трудиться сначала сельскохозяйственным рабочим, затем монтером на телефонной станции.
По окончании в 1931 году Ейского военно-морского авиационного училища проходил службу в качестве летчика-инструктора, с 1933 года он летчик Гражданского воздушного флота, а с 1935 года – летчик Ленской авиационной группы Главсевморпути.
Мирные, но очень нелегкие трассы явились настоящей школой для будущих боевых асов. Асямов, который к концу 1930-х годов успешно освоил шесть типов самолетов, летал на одной из таких линий.
14 июля 1940 года экипаж Асямова вылетел на своей машине из Чокурдаха в Якутск. Акватория гидроаэропорта Сангар, где самолет должен был заправиться, оказалась занятой баржами. Посадка на середину реки была затруднительна ввиду отсутствия ориентиров высоты, и Асямов принял решение лететь в Якутск без посадки. Рассчитав, что ему не хватит каких-то 10 минут светлого времени, он решил предупредить об этом по радио Якутский аэропорт. Однако из-за неисправности радиопередатчика сеанс связи не состоялся. К тому же усилился встречный ветер, и в Якутск прилетели лишь через 42 минуты после захода солнца. Садиться пришлось в темноте на зеркальную водную гладь, ориентируясь по далеким, почти невидимым берегам Лены. В этих условиях точно определить расстояние до воды было невозможно, и самолет приводнился грубо, получив при этом повреждения. Тем не менее, благодаря высокому летному искусству Асямова, машина, груз и семь пассажиров были спасены.
Несколько по другому этот случай трактовался в приказе командира Ленской группы полярной авиации №184 от 25 июля 1940 г.: «14 июля самолет Н-205 под управлением пилота 1-го класса Московской авиагруппы Асямова Сергея Александровича при посадке в Якутском порту потерпел аварию. Пилот Асямов проявил недопустимую в авиации недисциплинированность, грубо нарушил наставление по летной службе, проявил ненужную торопливость, не провел перед вылетом из Джарджанского порта необходимого расчета пути, в результате прилетел в Якутский порт после захода солнца и в усложненных условиях посадки в сумерках допустил ошибку в технике пилотирования. Дорогостоящая матчасть на долгое время выведена из строя». В приказе летное происшествие названо аварией, в действительности же это была не очень большая поломка, машину восстановили, и уже в августе 1940 года она летала.
С июля 1941 года Асямов на фронтах Великой Отечественной войны. К январю 1942 года он совершил 48 боевых вылетов. Его экипаж сбросил на врага 100 тонн бомб, причинив большой урон в живой силе и технике, разбросал над территорией, занятой противником, свыше 3 млн листовок. Он летал в небе над осажденным Ленинградом, воевал на Волховском и Северо-Западном фронтах, вел караваны наших военных судов по северным морям.
30 апреля 1942 года Асямов – один из лучших летчиков авиации дальнего действия, находясь в служебной командировке в Великобритании для подготовки секретного перелета министра иностранных дел СССР В. М. Молотова с дипломатической миссией в США, трагически погиб в авиационной катастрофе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Асямову Сергею Александровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме того, он был награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалью.
Завесу тайны гибели летчика приоткрыл Ф. И. Чуев в своей книге «Солдаты империи: Беседы. Воспоминания. Документы»: «…– Прежде чем осуществить этот перелет [министра иностранных дел СССР В.М. Молотова в Вашингтон по вопросу об организации второго фронта в Европе], – вспоминал [главный маршал авиации] Голованов, – я отправил в Лондон мой лучший экипаж во главе с майором Сергеем Асямовым. Вторым пилотом был Пусэп, а штурманами – Романов и Штепенко.
Это был пробный полет, истинной цели которого летчики не знали. Асямов под большим секретом сказал Пусэпу, что у англичан закуплена партия четырехмоторных самолетов, и в ближайшее время нужно будет возить в Англию наших летчиков, чтобы перегонять эти самолеты. Вот, мол, начальство и решило проверить, справимся ли с этим заданием... Утром 29 апреля огромный петляковский бомбардировщик ТБ-7, пробыв в воздухе 7 часов 10 минут, приземлился на аэродроме Тилинг в Шотландии. Союзники тепло встретили русских летчиков, и вскоре на пассажирском самолете «Фламинго» доставили в Лондон. Посол в Англии И. Майский сообщил о благополучном прилете экипажа, о чем Голованов доложил Сталину. Но радость была преждевременной. Случилось непредвиденное. На другой день по просьбе англичан майор Асямов на том же небольшом «Фламинго» вылетел в Тилинг – там собралось много желающих посмотреть невиданный советский бомбардировщик ТБ-7. Затем союзники решили показать русскому пилоту свою боевую технику в Ист-Форчуне. На обратном пути в Лондон «Фламинго» воспламенился в воздухе и развалился на части. Все десять человек, находившихся на борту, погибли – английский экипаж, два офицера и три члена советской военной миссии. Погиб майор Асямов, всеобщий любимец, замечательный человек, летчик «чкаловского типа»…Почему погиб Асямов? Голованов был убежден, что дело здесь нечистое. В английском руководстве, считал он, не были заинтересованы в визите советского представителя. Гибель Асямова произвела сильное впечатление на Сталина. – Ну и союзнички у нас! – сказал он. – Только и смотри за ними в оба!».

На днях я получил письмо от Романа Фирсова, который по роду своей деятельности занимался расследованием обстоятельств катастрофы самолета DH95 Flamingo в Англии, на котором погиб Асямов. Привожу слова, взятые с его сайта http://www.group9may.com/act.html: "Вызывает сожаление тот факт, что ни один из доступных источников не указывает на место захоронения Героя Советского Союза Сергея Александровича Асямова и погибших вместе с ним членов Советской военной миссии в Великобритании. И если в документах о гибели офицеров разведки Генерального штаба упоминается их предполагаемое место захоронения - Москва, то относительно майора Асямова источники почему-то умалчивают. С уверенностью можно сказать, что тела советских граждан не остались на английской земле. По утверждению эксперта поисковой работы К.Б. Стрельбицкого, тела погибших могли быть кремированы и в последствии перевезены в Москву. Наиболее вероятное место их захоронения - Донское кладбище - крупнейший колумбарий столицы".
Бухта в море Лаптевых на восточном побережье Таймыра. Названа в 1972 году комиссией по географическим названиям ГП ММФ. Название утверждено решением Красноярского крайисполкома от 2 марта 1973 года.

 

Вернуться на главную страничку