Балашов Петр Николаевич
(02.11.1871– после 1939)


Политический деятель, егермейстер. Сын члена Государственного совета Н. П. Балашова.
Родился в Петербурге, происходил из известного дворянского рода, ведущего свое имя от распространенного в прошлом татарского имени Балаш (общетюркское «бала»: «ребенок») и принадлежал к одной из богатейших семей Российской Империи.
Получив среднее образование в 6-ой петербургской гимназии, Балашов поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1894 году. Отбывать воинскую повинность он отправился вольноопределяющимся (то есть добровольно, а не по жребию, как практиковалось в Российской империи, не нуждавшейся из-за отсутствия проблем в демографической сфере в призыве на действительную военную службу всех лиц мужского пола), в лейб-гвардии Гусарский полк. Прослужив в полку до марта 1900 года, Балашов последовательно занимал должности делопроизводителя полкового суда, заведующего полковыми мастерскими, полкового казначея, квартирмейстера, заведующего нестроевой командой и школой солдатских детей. Сдав экзамен на офицерский чин, будущий лидер русских националистов вышел в отставку в чине поручика и поселился в своем имении «Комаргород» Брацлавского уезда Подольской губернии. Здесь он принял участие в работе ряда общественных и благотворительных организаций, а вскоре занял пост уездного предводителя дворянства (1900–1909 гг.). Балашов стал одним из организаторов и руководителей партии умеренно правых, а после ее слияния с Всероссийским национальным союзом (ВНС) – бессменным председателем его Главного совета. С 1907 года Балашов член 3-й и 4-й Государственных дум, председатель фракций умеренно правых и русской национальной в 3-й думе, фракции националистов и фракции умеренно правых в 4-й думе, член земельной, по государственной обороне и других комиссий. Балашов активно поддерживал политику П. А. Столыпина, в 1910–1911 гг. был его главным союзником в думе. Он стремился преобразовать Всероссийский национальный союз во влиятельную думскую партию, обладающую конкретной программой и широкой сетью местных организаций, оказывал союзу большую материальную помощь из личных средств.
Свое отношение к другим народностям, населяющим Российскую империю, Балашов формулировал следующим образом: «Нам постоянно кидают упрек в человеконенавистничестве, в желании поглотить, уничтожить нерусские народности. Не в этом задача наша и не к этому мы стремимся. Наша обязанность поддержать полезные и обезвредить тлетворные начала на всем протяжении нашего отечества. Наш долг – громко и властно заявить: местные интересы да подчинятся русским, общегосударственным интересам; а нерусским поданным Великого Белого Царя мы говорим: примиритесь, раз и навсегда с тем, что вы составляете неотъемлемую часть неделимой России, подчините ваши мелкие местные вожделения задачам Русского государства, скиньте шапки перед этой святынею, и живите и развивайтесь в мире; не мы вам будем в этом препятствовать: наш прямой расчет, чтобы все части великого целого процветали, чтобы всюду царили мир и согласие. Ну, а если не хотите, – то не взыщите».
В Первую мировую войну Балашов являлся одним из организаторов юго-западной областной земской организации помощи больным и раненым воинам.
К Февральской и Октябрьской революциям Балашов отнесся отрицательно. Он участвовал в работе Государственного совещания в Москве, проходившего с 12 по 15 августа 1917 года, а спустя две недели был арестован в связи с выступлением генерала Л. Г. Корнилова. Некоторое время Балашов принимал участие в Белом движении, предпринимая в июле 1919 года определенные шаги по воссозданию ВНС на юге России, однако, судя по всему, безрезультатно. Эмигрировав, Балашов некоторое время жил в Париже, затем в городе Сафи (Марокко), состоя (данные на 1 мая 1939 года) кандидатом объединения лейб-гвардии Гусарского полка за границей.

Заслуги Балашова отмечены орденами Св.Станислава 2 степени и Св.Владимира 4 степени  и медалями.
По-видимому, Балашов скончался в трагические годы Второй мировой войны, поэтому кончина этого видного политического деятеля дореволюционной России, проживавшего в далекой Африке, так и осталась незамеченной.

 

Мыс Балашова, вид с юга

(фото Е.А. Кораго)

Мыс Балашова, вид с севера

(фото Е.А. Кораго)


Мыс южнее залива Иностранцева на западном побережье северного острова Новой Земли. Назвал в 1913 году Г. Я. Седов, отметив роль Балашова, бывшего председателем «Комитета для снаряжения экспедиции к Северному полюсу и исследованию русских полярных стран», в организации экспедиции. В годы Советской власти естественно была сделана попытка переименования, но новое название в честь профессора Б. А. Алферова не прижилось.

 

Вернуться на главную страничку