Бруснев Михаил Иванович
(13(25).01.1866–01.07.1937)

                         
Инженер-технолог, революционер, организатор одной из первых в России социал-демократических групп.

Родился в станице Сторожевой Кубанской области в простой казачьей семье. Его отец отслужил почти двадцать лет, из которых добрую половину провел в боях и походах. За боевое отличие он получил личное дворянство, его произвели в хорунжие, а затем наказным атаманом Кубанского казачьего войска он был утвержден начальником станицы Сторожевой. Такую же судьбу отец прочил и своим сыновьям. Старшие, Гавриил и Яков, поступили в юнкерское училище, откуда вышли офицерами, но Михаил, несмотря на недовольство отца, выбрал свой путь: после окончания реального отделения Ставропольской гимназии в 1885 году  он решил получить высшее образование и поступил в Петербургский технологический институт.  В этом выборе его поддержала мать. Хотя отец мало считался с ее мнением, тут вынужден был уступить. Сыграла свою роль печальная участь самой старшей из сестер Михаила, овдовевшей в 25 лет. Мать напомнила отцу об этом: «Вот она – твоя военная-то служба! Чуть какая война, и всех сынов наших пошлют на нее в первую голову! Полягут – вон как Петр у Анюты нашей!... А тут – хоть одного-то, может не тронут…»

В первые петербургские годы Бруснев мало интересовался политикой. Он был настолько далек от нее, настолько вне всяких подозрений, что товарищи по институту и землячеству обращались к нему с просьбой припрятать или сохранить разного рода нелегальные книги и записи, которые он имел возможность читать.  Михаил не догадывался, что судьба свела его в родном, кубанском, землячестве с людьми, тайно замышлявшими покушение на самого царя…

В марте 1887 года были арестованы члены террористической группы «Народной воли», готовившие покушение на Александра III, а 8 мая пятерых из них, в числе которых был товарищ Бруснева по кубанскому землячеству Пахом Андреюшкин, казнили.

Эти события потрясли Бруснева. Ему хотелось понять то, что случилось, понять  смысл жертвы, на которую без колебания пошли все эти совсем еще молодые люди, его ровесники.

Последовавшие крутые меры институтского начальства привели к обратному результату. Студенческие кружки стали жить еще активнее.

Руководители кружков высматривали тех студентов, которые представлялись им способными к конспиративной работе. Именно так оказался привлеченным к этой работе и Михаил.

Ему удалось достать первый том «Капитала» Маркса, брошюру Плеханова «Социализм и политическая борьба». Изучение «Капитала» помогло понять происхождение и рост рабочего класса, тайные пружины капиталистического производства, значение рабочего класса в нем, положение этого класса, сущность его борьбы, его организацию и историческую задачу

Осенью 1889 года Михаил вошел в студенческий кружок пропагандистов своего института, который собирался в Гавани, на Васильевском острове. Постепенно он стал крупнейшим рабочим кружком Питера, объединявшим весьма грамотных передовых рабочих.

В Петербурге, уже к началу 1890 года, насчитывалось до двадцати рабочих кружков, в которых пропаганду вели пропагандисты-интеллигенты; работал и ряд кружков, руководимых самими рабочими. Было ясно, что назрела потребность отрешиться от кружковой замкнутости и выйти на широкую арену политической борьбы. Была создана социал-демократическая организация, получившая в истории русского революционного движения наименование «группы Бруснева». Она состояла из двух подразделений: возглавляемого Брусневым «интеллигентского центра», руководившего работой организации и координацией деятельности рабочих кружков, и «Центрального рабочего комитета», непосредственно руководившего деятельностью рабочих кружков на крупных промышленных предприятиях: Путиловском, Обуховском, Балтийском и других заводах.  Ядром интеллигентского центра были студенты-марксисты Технологического, Лесного, Горного институтов и Санкт-Петербургского университета, среди которых были такие личности как Леонид Борисович Красин, Михаил Степанович Ольминский, Владимир Владимирович Святловский и другие, но явным лидером был Бруснев. Его соратница Надя Крупская  так отзывалась о нем:

— Удивительный человек Михаил Иванович… Ясный, спокойный русский ум и характер… И такая предельная преданность рабочему делу!.. С ним рядом уверенней, крепче начинаешь чувствовать саму себя… У него даже фамилия такая подходящая — Бруснев: что-то надежное, крепкое…

Группа Бруснева руководила стачками на заводах, устроила грандиозную демонстрацию во время похорон публициста Николая  Васильевича Шелгунова, впервые в России провела маевку рабочих.

В 1891 году Общество технологов сделало окончившему институт Брусневу сразу несколько предложений. Он выбрал место помощника начальника вагонного отделения в мастерских Московско-Брестской железной дороги и перебрался в Москву. Основным мотивом этого выбора была необходимость усиления там революционной работы: «…считаю, что пора перебираться в другое место. Ведь Питер — еще не вся Россия. Здесь дело уже начато, здесь есть уже пусть и зачаточное, но все-таки самостоятельное рабочее движение. А вон возьмите хотя бы Москву… Второй промышленный город страны, эксплуатация рабочего человека — почище здешней, а ни о каком движении в рабочей среде не слышно».

В Москве он пытался продолжать революционную деятельность, но условия для этого там оказались значительно более сложными, чем в столице. Все нужно было начинать с нуля. Рабочие организации отсутствовали, было несколько студенческих кружков, во главе которых стояли случайные в революционном движении люди, без четкой программы действий, склоняющиеся к народничеству, т.е. в первую очередь к террору. Через внедренных провокаторов нелегальная деятельность полностью контролировалась полицией, которая только выбирала благоприятный момент для полного разгрома движения в самом его зародыше.

Аресты начались в апреле 1892 года. За Брусневым пришли утром 26 числа.

«1892 года Апреля 26 дня, я, Исправляющий должность Московского Обер-Полицмейстера, Полковник Власовский, получив сведения, дающие основания признать Технолога Михаила Иванова Бруснева вредным для общественного порядка и спокойствия, …. постановил: Бруснева, впредь до выявления обстоятельств дела, заключить под стражу при Сретенском Полицейском Доме с содержанием  в отдельном помещении …».

4 мая, в сопровождении жандарма, Бруснев был перевезен в Московский губернский тюремный замок — Таганку.

В процессе следствия, длившегося почти два года, Бруснев, в отличие практически от всех арестованных, не был ни морально, ни физически сломлен,  проявив твердость духа и выдержку. Следствие установило, что именно Бруснев и есть главная фигура в этом процессе. «…Просто развернуться тут, в Москве, он не успел! А дать бы ему время!..»

В декабре 1894 года был вынесен приговор: тюремное заключение на четыре года и ссылка в местности Восточной Сибири под надзор полиции на десять лет.

В арестантском вагоне Бруснева отправили в Петербург, где он отбыл срок одиночного заключения в знаменитых на всю Россию «Крестах», а затем был этапирован в Верхоянск.

После нескольких лет жизни в самых суровых и диких условиях его, имеющего высшее инженерное образование, пригласили войти в группу ссыльного геолога К.А. Воллосовича, занимавшуюся подготовкой продовольственных депо для экспедиции Э.В. Толля на Новосибирских островах, а также геологическими исследованиями.

 

Бруснев (слева) и Воллосович

 

В 1903 году Бруснев участвовал в экспедиции по поискам пропавшей группы Толля, возглавляя наземный отряд. Ему удалось обнаружить стоянку Толля на мысе Высоком о. Новая Сибирь. Из записки Толля было ясно, что 13 июля 1902 года его группа отправилась на о. Беннетта.

Возвратившись из ссылки в 1904 году, Бруснев примкнул к социал-демократической группе «Союз инженеров», но через три года практически отошел от активной политической деятельности.

После революции работал инженером в Наркомате труда, торговых представительствах за рубежом. В 1923 году опубликовал воспоминания о возникновении первых социал-демократических организаций в России.

Память о Михаиле Ивановиче Брусневе увековечена мемориальной доской на стене дома №3 по Кавалергардской улице в Петербурге, где он жил с 1910 по 1937 год.

 

Мемориальная доска в Петербурге по адресу Кавалергардская ул., 3, где М.И. Бруснев жил с 1910 по 1937 год.


 

Митинг у памятника Брусневу в День Победы

 

Похоронен в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Гранитная стела установлена в 1960-е годы. Отреставрировать надгробие удалось осенью 2016 года.

Остров в бухте Тикси. Имеется еще на картах Д. Я. Лаптева. Назвал в 1903 году командир яхты «Заря» РПЭ Ф. А. Матисен.

 

Вернуться на главную страничку