Войцеховский Георгий Анастасьевич
(1900–15.03.1942)


Астроном-геодезист, арктический исследователь, почетный полярник.
Родился в Проскурове на Украине, в семье военного, командира полка, получившего дворянство за боевые заслуги, отмеченные также «Золотым оружием». При обороне Порт-Артура он в звании штабс-капитана командовал артиллерийской позицией на высоте, господствовавшей над гаванью, портом и городом. Война закончилась для него тяжелым ранением, временной слепотой, японским пленом.
После революции семья переехала в Москву. Здесь Войцеховский начал учебу в лесном институте, но потом уехал к сестре в Харьков и поступил в только что организованный там геодезический институт, в котором математику и астрономию преподавал О. Ю. Шмидт. Будучи человеком весьма разносторонним и очень активным, Войцеховский организовал джаз-банд, подрабатывал в редакции местной газеты, имел массу друзей и знакомых. Его коммуникабельность попытались использовать сотрудники НКВД, предложив сотрудничество, которого он не желал. Видимо от греха подальше он бросил институт после четвертого курса и уехал в Донбасс, где работал сначала в лесничестве геодезистом, а затем в шахте маркшейдером.
Именно здесь в 1930 году Войцеховский узнал об организации арктической экспедиции на л/п «Г. Седов», в  задачи которой входили смена зимовщиков в бухте Тихой на о. Гукера в  арх. ЗФИ, обследование северо-восточной части Карского моря  и высадка группы Г. А. Ушакова на Северной Земле. Он немедленно приехал в Ленинград и пришел в Арктический институт. В качестве проверки его профессиональных качеств руководители экспедиции Шмидт и В. Ю. Визе предложили ему оценить новый немецкий теодолит-универсал. Он быстро разобрался в незнакомом приборе, признал его высокое качество, но отметил, что реальная точность измерений на нем, скорее всего, будет составлять две секунды, вместо рекламируемой одной. На работу он был взят.
Отправляться нужно было немедленно, а у Войцеховского открылась язва желудка, требовавшая безотлагательной операции. Никаких сомнений в том, как поступить, не возникло. Скрыв от руководства и медкомиссии свою болезнь, он набрал в рейс необходимые медикаменты и, по сути, с риском для жизни отправился в рейс. Лишь вернувшись, Войцеховский лег в больницу, где ему сделали тяжелейшую операцию, во время которой он едва не умер. Болезнь была очень запущена.
Экспедиция на «Седове» определила всю последующую жизнь Войцеховского. В 1932 году он вместе с женой в составе партии, возглавляемой Е. Н. Фрейбергом, отправился на зимовку в Тикси, где была запланирована организация полярной станции и закладка морского порта. Здесь началась дружба Фрейбергов и Войцеховских, которая продолжается и сейчас их детьми, хотя и разбросанными по разным городам.

 

Г. А. Войцеховский за обработкой наблюдений. Тикси. 1932-1933 гг.
(из архива Г. А. Войцеховского)

 

После зимовки в Тикси Войцеховский работал в Нижне-Ленской экспедиции, на Таймыре, Чукотке, Северной Земле. В справке, выданной 24 мая 1950 года жене Войцеховского и подписанной первым директором НИИГА Б. В. Ткаченко, можно прочитать: «…За одиннадцатилетний период непрерывной работы в Арктическом научно-исследовательском институте и Научно-исследовательском институте Геологии Арктики Войцеховский Г. А. участвовал в шести длительных геологических экспедициях в Арктику. В перерывах между экспедициями т. Войцеховский выполнял научную обработку своих полевых материалов, он является автором нескольких изданных карт, отображающих ранее неисследованные районы Арктики и являющихся единственными и на данный момент…».
Полярники поколения Войцеховского были настолько пленены Арктикой, что и в межэкспедиционные периоды не могли обойтись без элементов своей полевой жизни. В предвоенные годы в семье Войцеховских жила огромная лайка по кличке Моряк, которую хозяин впрягал в маленькие нарты и по утрам по льду Невы отвозил в университет свою жену, а затем сам по улицам ехал на работу в Арктический институт.
В последний предвоенный Новый год в доме Войцеховских за огромным дубовым столом по традиции собрались родственники и друзья. Среди них были Николай Мутафи, Владимир Криденер, Георгий Афанасьев и другие. Разговор шел в основном о надвигающейся войне, все были полны нехороших предчувствий. Мало кто из присутствовавших мужчин пережил войну.
22 июня 1941 года застало Войцеховского по дороге в очередную арктическую экспедицию. Полярников вернули домой, но Войцеховского из-за язвы желудка в армию не взяли, и он пошел работать геодезистом в штаб Ленинградского фронта. В декабре 1941 года его увезли в больницу. Для вывоза Войцеховского на Большую землю из Москвы прилетал знаменитый полярный летчик И. П. Мазурук, но опоздал.  Войцеховский умер в Первом морском госпитале. Известно, что похоронен он был на Серафимовском кладбище.
Ледник на северо-западе о. Большевик арх. Северная Земля и вытекающая из него речка. Назван не позднее 1953 года советскими геологами.

 

Вернуться на главную страничку