Воронин Владимир Иванович
(05(17).10.1890–18.10.1952)


Потомственный помор, самый прославленный полярный капитан, участник ледовых походов, вошедших в историю освоения Арктики.
Родился в Сумском посаде на Белом море, уже в восьмилетнем возрасте с отцом принял участие в рыбном лове на Мурмане, был юнгой на купеческих рыболовных парусниках, ходил в Норвегию. Начал плавать матросом в 1906 году, совмещая работу с учебой в мореходном училище. Последовательно сдал экзамены на помощника капитана, капитана малого плавания, штурмана дальнего плавания. В 1918 году чудом уцелел после гибели его судна, атакованного и потопленного немецкой подводной лодкой.
После окончания гражданской войны Воронин в качестве капитана парохода участвовал в Карских экспедициях 1920–1921 гг. Основываясь на опыте этих плаваний, будучи свидетелем гибели некоторых судов, высказал ряд важных практических соображений по вопросам судовождения в Карском море.
С 1926 года он был назначен капитаном л/п «Г. Седов», который использовался тогда при проведении зверобойного промысла. Воронин считал зверобойный промысел лучшей школой для полярных капитанов.
В 1928 году Воронин на «Г. Седове» принял участие в экспедиции по спасению экипажа дирижабля «Италия». Зона их поиска находилась возле ЗФИ. В августе советские моряки впервые высадились на о. Земля Александры. Расстояние, пройденное судном в этом плавании, равнялось длине Северного морского пути. Это свое первое большое плавание в высоких широтах Арктики Воронин считал одним из важнейших.
На следующий год «Г. Седов» под командованием Воронина отправился на ЗФИ с правительственной экспедицией во главе с О. Ю. Шмидтом. Они водрузили флаг СССР на ЗФИ и открыли п/ст «Бухта Тихая» на о. Гукера. В этом походе был установлен рекорд свободного плавания в высоких широтах: 82° 14' с.ш. При подведении итогов похода начальник экспедиции отметил большой вклад капитана в его успешное завершение.
В 1930 году экспедиция под руководством Шмидта на «Г. Седове», ведомом Ворониным, совершила плавание в северо-восточные районы Карского моря, до этого никем не посещенные. Было открыто четыре острова в Карском море: Визе, Исаченко, Воронина, Длинный. На о. Домашнем организовали базу экспедиции в составе Г. А. Ушакова, Н. Н. Урванцева, С. П. Журавлева и В. В. Ходова, которой предстояло сделать опись арх. Северная Земля.

 

Экспедиция на «Г. Седове» к ЗФИ. 1930 год

Слева направо: Р. Л. Самойлович, О. Ю Шмидт, В. П. Савич,

В. Ю. Визе, Б. Л. Исаченко, В. И. Воронин

(из архива Г. А. Войцеховского)

 

В 1932 году была организована экспедиция во главе со Шмидтом на л/п «А. Сибиряков» под командованием Воронина. Этой экспедиции, вышедшей из Архангельска 28 июля удалось 1 октября достичь Берингова пролива, совершив тем самым первое сквозное плавание Северо-Восточным проходом в одну навигацию. В Чукотском море был сломан винт. Проявив упорство и находчивость, моряки поставили паруса и, используя благоприятный ветер и течение, смогли достичь чистой воды. У кромки льда их встретил траулер «Уссуриец», который отбуксировал «А. Сибирякова» в Петропавловск-Камчатский.
Правительством, а возможно и самим Шмидтом, опыт этого плавания не был объективно проанализирован, что привело к необоснованным представлениям о том, что Северный морской путь уже освоен. На 1933 год запланировали рейс парохода «Челюскин», не приспособленного к плаванию во льдах. Помимо сквозного плавания в одну навигацию, в задачу экспедиции входило снабжение советской колонии и смена состава на о. Врангеля, куда уже 4 года не могло пробиться ни одно судно. На борту «Челюскина» было много женщин и двое детей (один ребенок родился во время плавания в Карском море – Карина Васильева). Воронин из-за плохого состояния здоровья не хотел идти в этот рейс, но по настоянию Шмидта согласился. История челюскинской эпопеи известна. Попав в ледовый плен в Чукотском море, судно было раздавлено льдами и затонуло 13 февраля 1934 года. Воронин последним сошел на лед и последним 13 апреля был вывезен на самолете из ледового лагеря.

 

На острове Воронина. 2007 год

На острове Воронина. 2007 год


После челюскинской эпопеи Воронин в течение трех лет командовал ледоколом «Ермак». Накопив огромный опыт плавания во льдах, он опубликовал серию статей по вопросам ледового судовождения и призвал к этому других полярных капитанов. Ему принадлежала идея создания книги о тактике судовождения в полярных льдах.
Тяжелая болезнь заставила Воронина прекратить ледовые походы после 1939 года. Война застала его в Ленинграде, откуда он был эвакуирован в Ульяновск. В столь тяжелое для страны время заслуженный капитан не мог оставаться в стороне от практической деятельности. Он добился переосвидетельствования, получив справку: «Плавать в Арктике может, простужаться нельзя». В начале 1942 года Воронин начал военную службу в Архангельске: читал лекции, обучал военных лоцманов, а летом в качестве старшего лоцмана участвовал в проводке военных кораблей по Северному морскому пути. В период 1943–1946 гг. он командовал ледоколом «И. Сталин».
После войны Воронин был назначен капитаном первой советской антарктической китобойной флотилии «Слава», которая положила начало советскому изучению Антарктики.
В 1948 году он снова капитан ледокола «И. Сталин», участвующего в проведении арктических навигаций. Рейс 1952 года закончился для Воронина трагически. При проводке судов в море Лаптевых во время ночной вахты «12 октября он зашел в штурманскую рубку, взял циркуль, чтобы нанести точку на карте, но вдруг схватился за сердце, потом за голову и начал медленно оседать… На подходе к Диксону 18 октября в 00 часов 45 минут в присутствии судового врача Я.А. Воловикова капитан Воронин ушел из жизни в результате кровоизлияния в мозг». Так в своем очерке описал это событие мурманский журналист Виктор Простихин. 50 из своих 62 лет Воронин отдал Арктике.
Заслуги капитана Воронина отмечены рядом трудовых и боевых правительственных наград, в т.ч. двумя орденами Ленина. Его имя носят шесть объектов в Арктике и два в Антарктике, оно присвоено Архангельскому мореходному училищу и современному ледоколу.
Похоронен в Петербурге на Шуваловском кладбище: стела из черного мрамора, под портретом выбит силуэт ледокола «И. Сталин».
Остров в восточной части Карского моря. Открыла 21 августа 1930 года и дала название экспедиция на л/п «Г. Седов».
Мыс на востоке о. Солсбери арх. ЗФИ. Назван в 1950-е годы советскими картографами.
Ледник на о. Гукера арх. ЗФИ. Назван экспедицией на л/п «Г. Седов» в 1929 году.

 

Бухта Воронина

(фото Е.А. Кораго)


Бухта в зал. Русская Гавань на западном побережье северного острова Новой Земли. Название дано экспедицией на л/п «Г. Седов» в 1930 году.
Губа в губе Черная и залив в губе Саханина на западном побережье южного острова Новой Земли. Названы Северной гидрографической экспедицией в 1920-е годы.

 

Вернуться на главную страничку