Давыдов Борис Владимирович
(19.07.1883–30.09.1925)


Гидрограф-геодезист, исследователь Северного Ледовитого океана и побережий Тихого океана.
Родился в Ораниенбауме в семье штурмана дальнего плавания, дед его, Алексей Козьмич Давыдов, был вице-адмиралом, директором Морского кадетского корпуса в 1835–1857 гг. Отец умер рано, и мать определила двенадцатилетнего мальчика в Морской кадетский корпус, который он окончил в 1901 году, получив звание мичмана и Нахимовскую премию, как ученик, проявивший особую одаренность.
Давыдов начал службу в Порт-Артуре, пережил там весь период осады. Он участвовал в постановке минных заграждений, на которых подорвались два японских броненосца, воевал храбро и умело, был награжден двумя боевыми орденами. После сдачи Порт-Артура вместе с другими патриотически настроенными офицерами решил разделить участь матросов и добровольно пошел в плен.
Пройдя войну, Давыдов возненавидел ее. Своим призванием он посчитал изучение морей и побережий, создание хороших современных карт и лоций.
Вернувшись из плена в Петербург, в 1906 году Давыдов поступил на гидрографическое отделение Морской академии, по окончании которой специализировался в области астрономии и геодезии в Пулковской обсерватории. Здесь он провел свое первое научное исследование: разработал метод определения долгот по азимутам Луны – метод, который облегчал морякам определение своего местонахождения при плавании в высоких широтах.
Профессиональные достижения Давыдова определили его дальнейшую судьбу. В 1910 году он становится командиром ледокола «Таймыр», входившего в состав г/э СЛО. В этой экспедиции участвовали многие талантливые офицеры-гидрографы, имена которых вошли в историю освоения арктических морей: Б.А. Вилькицкий, К.К. Неупокоев, Н.И. Евгенов, Г.Л. Брусилов, А.М. Лавров, А.Н. Жохов и другие. Он командовал судном в трех походах, выполняя дополнительно обязанности астронома, а с 1911 года – помощника начальника экспедиции. Г/э СЛО стала для Давыдова фундаментом его последующей работы, в этот период он сложился и как ученый, и как мореплаватель, и как личность. Практическим результатом его работы в этой экспедиции явились определение координат ряда пунктов от мыса Дежнева до реки Колымы, обработка материалов для лоции этого района, на основе которых в 1912 году были изданы «Материалы по лоции от Берингова пролива до реки Колыма».
В 1913 году после смерти А.И. Вилькицкого начальником ГГУ стал М.Е. Жданко, бывший до этого начальником Гидрографической экспедиции Тихого океана. Давыдов был назначен на его место, которое занимал до 1919 года. За это смутное время под его руководством была произведена морская съемка берегов Охотского моря и начата опись побережий Берингова моря.

 

В семейном кругу


В 1922 году Давыдов возглавил Управление по обеспечению безопасности кораблевождения в морях Дальнего Востока. Под его руководством было восстановлено все навигационное обеспечение побережий дальневосточных морей. В этот же период он закончил свой труд по созданию Лоции побережий РСФСР, Охотского моря и восточного берега п-ова Камчатка с о. Карагинским включительно. Этот труд является образцом научного гидрографического описания.
В конце 1910-х – начале 1920-х годов определились явные претензии сначала Канады, а затем США на о. Врангеля. Идея захвата этого острова принадлежала канадскому полярнику В. Стефансону. В 1914 году его судно «Карлук» было раздавлено льдами, команда добралась до о. Врангеля и подняла там британский флаг. Стефансон, которого на судне не было, воспользовался этим случаем и стал доказывать необходимость присоединения острова к Канаде – доминиону Британской империи в то время. Не получив поддержки канадского правительства, Стефансон начал действовать самостоятельно, высадив на остров 5 зимовщиков, включая одну женщину-эскимоску. Колонисты от имени короля и империи объявили о своих правах на эту землю. Группа в течение двух лет находилась на острове без связи и помощи. Когда прибыла смена, в живых оказалась одна женщина, тем не менее новые зимовщики были оставлены на острове. После того как компания Стефансона разорилась, на арену выступили США в лице «оленного короля» Аляски Карла Ломена. Наглые американцы сразу выпустили карту, на которой о. Врангеля был закрашен цветом США и назван Новой Колумбией.
Необходимо было срочно послать экспедицию на остров, снять оттуда канадских зимовщиков и водрузить на острове советский флаг. Начальником экспедиции, которой была предоставлена канонерская лодка «Красный Октябрь»,  назначили Давыдова. В конце июля 1924 года судно вышло из Владивостока, а 10 августа миновало Берингов пролив. Практически одновременно к острову двинулись три американских судна Карла Ломена.
С большими трудностями, преодолевая тяжелый лед, «Красный Октябрь» добрался до о. Геральд. Все понимали, что отступать нельзя. Рассматривался даже вариант высадки группы на о. Геральд с тем, чтобы по льду добраться до цели экспедиции. К счастью, на вторые сутки ожидания около о. Геральд лед начал рассеиваться, и «Красный Октябрь» смог войти в бухту Роджерса на южном берегу о. Врангеля. Была установлена мачта с железным красным листом, на котором были вырезаны буквы «СССР». Для торжественной церемонии  сшили второй флаг из ткани. После краткой речи Давыдова прозвучала команда «На караул!», и над островом взвился советский флаг. Прогремел троекратный салют. Затем из бухты Сомнительной были сняты колонисты, не оказавшие никакого сопротивления.
Обратный путь оказался не менее сложным. С трудом добрались до мыса Северный на Чукотке и, учитывая ледовую обстановку и позднее время года (середина сентября), были вынуждены смириться с мыслью о зимовке. Однако, как часто бывает в Арктике, ситуация резко изменилась. Поднялся сильнейший шторм, разредивший лед, и судно двинулось дальше. После множества испытаний, сжигая в топке все, что было можно, почти без питьевой воды и горячей пищи, постоянно рискуя быть унесенными льдами на север, все-таки добрались до бухты Провидения.
Американские суда безуспешно пытались подойти к о. Врангеля. Северные ветры забивали льдами все подходы к острову. Американцы были вынуждены высадиться на о. Геральд и там подняли флаг, предназначенный для Новой Колумбии. В дальнейшем ни одна страна не высказывала притязаний на о. Врангеля. Однако окончательная точка в этом вопросе была поставлена лишь после организации на острове постоянного поселения во главе с Г.А. Ушаковым в 1926 году.

АН решила ходатайствовать о переименовании о. Врангеля в о. Давыдова, но Борис Владимирович воспротивился этому.
В свое последнее плавание Давыдов отправлялся больным, но необходимость решения важнейших проблем мобилизовала организм, и болезнь временно отступила. 

Вернувшись из плавания с подорванным здоровьем, Давыдов простудился в Ленинграде на одном из своих отчетных докладов об экспедиции и после продолжительной болезни скончался.

 

Сообщение о смерти Б.В. Давыдова

 

Его  с воинскими почестями похоронили  на Смоленском православном кладбище. Высшее морское командование Рабоче-Крестьянского Красного флота издало приказ, посвященный  покойному. Этот приказ предложено было зачитать на всех судах и частях РККФ.

До последнего времени считалось, что могила Давыдова потеряна. Но 8 ноября 2015 года мне позвонил Алексей Михайлович Давыдов, никто иной, как родной внук Бориса Владимировича, и сказал, что место захоронения известно. Борис Владимирович похоронен на семейном участке Давыдовых на Михайловской дорожке вблизи часовни Ксении Блаженной. К сожалению, надгробие находится просто в плачевном состоянии.
Мыс на северо-востоке о. Большевик арх. Северная Земля. Название дано г/э СЛО в 1913 году.
Бухта о. Добрыня Никитич среди островов Пахтусова арх. Норденшельда. Названа в 1939 году гидрографической экспедицией на г/с «Торос».
Бухта на южном берегу о. Врангеля. Название дано Г. А. Ушаковым в 1928 году.

 

Вернуться на главную страничку