Евгенов Николай Иванович
(15.08.1888–13.05.1964)


Гидрограф и океанограф, исследователь Арктики, доктор географических наук.
Родился в селе Собачьи Горбы Новгородской области в семье преподавателя гуманитарных наук в гимназии. Вскоре семья переехала в Нарву. Отец хотел, чтобы сын поступил на исторический факультет Петербургского университета, но сын мечтал о море. Преодолев сопротивление отца, прекрасно сдав вступительные экзамены, с трудом, из-за близорукости пройдя медицинскую комиссию, Евгенов в 1902 году поступил в Петербургский морской корпус. В 1907 году он совершил свое первое заграничное плавание на крейсере «Аврора», а через год уже в звании гардемарина на линкоре «Слава» в составе группы кораблей посетил многие европейские порты. На Сицилии русские моряки участвовали в спасении пострадавших от разрушительного Мессинского землетрясения, за что Евгенов в числе группы моряков в 1911 году получил памятную серебряную медаль. Флагманским врачом на «Славе» служил известный русский полярник А. А. Бунге.
В 1909 году Евгенов окончил Морской корпус, получив первый офицерский чин мичмана. На судне «Бакан», занимавшемся охраной русских территориальных вод в Баренцевом море, в 1910 году он впервые попал в Арктику. На Новой Земле состоялось знакомство с Г. Я. Седовым, производившим там гидрографическую съемку, и Н. В. Пинегиным. Первая встреча с Арктикой оставила в его душе неизгладимый след. В 1913 году молодой гидрограф без колебаний принял предложение войти в состав г/э СЛО вместо заболевшего офицера и участвовал в ее знаменитых последующих походах.
Лейтенант Евгенов, сдававший свою вахту, и лейтенант К. К. Неупокоев, принимавший вахту, первыми на л/п «Вайгач» ранним утром 3 сентября 1913 года увидели очертания Северной Земли. Во время зимовки 1914 – 1915 гг. Евгенов вел метеорологические наблюдения, изучал испарение льда и воды в природных условиях, рефракцию, полярные сияния, приливно-отливные явления. По его чертежам механики «Таймыра» изготовили «подводный флюгер» для измерения подледных течений и оборудовали ледовый футшток для наблюдений за колебаниями уровня моря. Им было проведено тщательное определение вековой марки, установленной на Северо-Западном Таймыре. Кроме проведения научных наблюдений на судне, Евгенов в апреле возглавил группу, организовавшую продовольственное депо для готовящегося перехода части экипажа в устье Енисея, и выполнил съемку побережья п-ова Оскара, в июне вместе с лейтенантом А. М. Лавровым и четырьмя матросами провел опись берегов зал. Гафнер-Фиорд.

Деятельность Евгенова в экспедиции была отмечена  орденом Св.Владимира 4-й степени.

 

Личный состав л/п «Таймыр».

Среди офицеров (в белом) сидят: второй слева А. Н. Жохов, далее Б. А. Вилькицкий, Л. М. Старокадомский, крайний справа А. М. Лавров. Стоят в центре Д. Р. Анцев, второй справа Н. И. Евгенов. 1914 год

(из архива Н. И. Евгенова)


После завершения экспедиции Евгенов служил старшим офицером на эсминце «Орфей». За участие в боевых действиях он был награжден тремя орденами. В апреле 1917 года его избрали депутатом в Союз морских офицеров Ревеля. В октябре 1917 года он принимал участие в моонзундских боях на эсминце «Капитан Изылметьев».
После демобилизации в феврале 1918 года Евгенов со своим товарищем по г/э СЛО А. Г. Никольским уехал на Дальний Восток. Они решили переждать наступающее смутное время вдали от столицы. Из Владивостока друзья сумели перебраться в США, где в русском консульстве получили предложение заняться разбором архива бывшего Морского министерства. В первой половине 1919 года Евгенов был отозван колчаковским правительством и назначен начальником геодезического отделения гидрографического отдела Морского министерства при правительстве Колчака в Омске. В конце 1919 года его арестовали в Иркутске, но за отсутствием состава преступления в феврале 1920 года освободили по постановлению Иркутского ревкома.
В 1920–1921 гг. Евгенов участвовал в Первой советской арктической экспедиции по гидрографическому описанию устьев рек Лены и Оленека сначала в качестве заместителя, а после болезни и ухода Ф. А. Матисена – начальника. Главным итогом этой экспедиции, ведущие роли в которой, кроме Евгенова, играли такие высококлассные гидрографы, как П. К. Хмызников, И. П. Исполатов, Ю. Д. Чирихин, явился атлас дельты Лены с бухтой Тикси и атлас Лены ниже Якутска.
В 1924 году на судне «Азимут» Евгенов проводил гидрографические работы у западного побережья Новой Земли. В этом же году за свои научные заслуги он был награжден малой золотой медалью РГО.
В период 1926–1931 гг. Евгенов возглавлял морскую часть Карских товарообменных экспедиций, сыгравших огромную роль в освоении Северного морского пути. Итогом научной деятельности его в западном секторе Арктики явилась «Лоция Карского моря и Новой Земли». Эта работа получила высочайшую оценку у специалистов. К. М. Дерюгин считал ее «не только первой лоцией этого района, но и первой лоцией научного характера, не сравнимой с лоциями типа простых мореходных пособий».

Участники Карской экспедиции 1929 года на "Красине"

Слева направо: М.И. Шевелев, Э.П. Пуйше, Афанасьев, Н.И. Евгенов,

Г.Я. Вангенгейм, М.Я. Сорокин

(из архива Н. И. Евгенова)


В 1932 году правительством принимается решение о создании Северо-Восточной полярной экспедиции Наркомвода, которая должна была резко увеличить объем морских транспортных перевозок из Владивостока в восточный сектор Арктики. Для наилучшего использования опыта Карских экспедиций начальником новой экспедиции был назначен Евгенов. В 1932–1933 гг. он возглавил караван судов, перевозивший грузы из Владивостока на Колыму, зимовал в Чаунской губе Восточно-Сибирского моря.
После успешного беззимовочного рейса л/п «А. Сибиряков» вдоль арктических берегов России был создан ГУСМП, в задачу которого входила организация коммерческой эксплуатации этой трассы. Решение этой задачи было невозможно без создания надежного гидрографического обеспечения. Многоопытнейший арктический гидрограф Евгенов в 1933 году стал заместителем начальника гидрографического управления ГУСМП и занимал эту должность до 1938 года, совмещая административную работу с активной экспедиционной деятельностью.
В 1934 году он руководил научной работой на ледоколе «Красин», снявшем с о. Врангеля А. И. Минеева и забравшем продукты пятилетнего промысла – шкуры более двух тысяч песцов и шестисот медведей. Экспедиция провела масштабные гидрологические работы в прол. Лонга и наземную съемку о. Геральд, произвела на нем геологические работы, внесла важный вклад в изучение Чукотского моря и прилегающей части акватории Восточно-Сибирского моря.
В 1935 году Евгенов участвовал гидрографом в Первой высокоширотной экспедиции, а в 1937–1938 гг. возглавлял научные работы в период дрейфа ледокольных пароходов «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин». В общей сложности им совершено в Заполярье более двадцати морских походов. Он в совершенстве знал трассу Северного морского пути и считался ведущим полярным лоцманом. По его инициативе впервые в практике арктического мореплавания была осуществлена судовая и воздушная ледовая разведка.
В 1938 году Евгенов был арестован и отправлен в лагерь. Ему припомнили происхождение, сотрудничество с Колчаком, дружеские отношения с эмигрировавшими офицерами-гидрографами. Вначале он работал на лесоповале, а затем стал наблюдателем на метеостанции в Котласе, давая прогнозы о вскрытии северных рек.
По окончании войны Евгенов в течение 1947–1951 гг. был профессором кафедры океанологии Ленинградского гидрометеорологического института, а затем вплоть до 1961 года работал старшим научным сотрудником Ленинградского отделения Государственного океанографического института.
Огромная работа была проделана Евгеновым по сбору, обработке и публикации материалов г/э СЛО. Первая мировая война, революция, гражданская война не позволили сделать это во время. Материалы экспедиции расползлись по всей стране, была реальной угроза их безвозвратной потери. Эту важнейшую работу Евгенов начал в 1953 году; к 1957 году основная часть обнаруженных им материалов была собрана в Географическом обществе СССР, членом которого Евгенов был с 1916 года, а в 1960 году они были подготовлены к изданию. Однако в результате бюрократических проволочек реализовать публикацию, да и то в резко сокращенном виде, удалось лишь после его смерти в 1985 году.
Умер Евгенов в Петербурге и похоронен на Серафимовском кладбище: на скромной мраморной стеле изображена карта Северной Земли, в правом нижнем углу которой силуэт корабля и дата открытия архипелага. Изначально венчавший надгробие крестик отбит.
Мыс на юго-восточной оконечности о. Большевик. Открыла и назвала в 1913 году г/э СЛО.
Бухта в зал. Седова на восточном берегу северного острова Новой Земли. Назвала в сентябре 1925 года экспедиция Института по изучению Севера на шхуне «Эльдинг» под руководством Р. Л. Самойловича.
Пролив, отделяющий о. Старокадомского от юго-восточной оконечности о. Большевик – мыса Евгенова. Назван гидрографами в 1970–1980-е годы.

 

Вернуться на главную страничку