Гатиев Илья Давидович (Дафаевич)
(1905–30.11.1941)


Арктический геолог,  почетный полярник.
Родился в селе Христиановском (ныне Дигора) Дигорского района Северной Осетии в крестьянской семье, занимавшейся земледелием и торговлей. Отец умер, когда мальчику было три года. Революция и гражданская война подорвали благосостояние Гатиевых. Илья окончил два класса начальной школы и с 14 лет начал работать сначала на сезонных работах, затем в местном колхозе «Красный Партизан», был заведующим сельским клубом. Однако способного целеустремленного юношу не покидала мечта о получении образования. Подкопив необходимые средства, в 1926 году он по комсомольской путевке с группой товарищей уехал в Ленинград и поступил на рабфак при ЛГИ, где прошел общеобразовательный курс, дающий право на поступление без экзаменов в любое высшее учебное заведение. В 1929 году Гатиев уже студент геолого-разведочного факультета Горного института, который окончил в 1934 году, получив специальность инженера-геолога по съемке и поискам. Система преподавания в ЛГИ всегда отличалась тем, что теоретические знания, полученные студентами на лекциях, подкреплялись серьезными производственными практиками, которые Гатиев проходил в Уссурийском крае (1931 год), на Новой Земле (1932 год), на Северном Кавказе. О его великолепной работе на практиках ярко свидетельствует тот факт, что мыс Гатиева на карте Новой Земли появился именно в 1932 году, т.е. название было дано в честь студента. Случай беспрецедентный. По материалам последней практики Гатиев защитил дипломный проект под названием «Геолого-петрографический очерк и контактово-метаморфические медно-магнетитово-пирротиновые месторождения верховьев рек Безингии и Чегема в Кабардино-Балкарском автономном округе на Северном Кавказе».
По окончании института в 1934 году Гатиев поступил на работу в ВАИ на должность научного сотрудника II разряда. Его первые исследования связаны с Северо-Востоком СССР. Он быстро выдвинулся на ведущие роли, уже через год став начальником Первой Чукотской экспедиции, затем заведующим Чукотско-Корякской секцией Геологического отдела. Как настоящий мужчина он всегда там, где труднее всего, его, человека сильного характера, никто никогда не видел растерянным или бездеятельным в самых трудных ситуациях, которыми полны будни геолога-полярника.
В 1939 году Гатиев стал начальником Чукотской геолого-разведочной экспедиции, а затем начальником отдела геологии Арктики.
В 1940 году в связи с реорганизацией Гатиев перешел на работу в Горно-геологическое управление ГУСМП, занимал должности начальника отдела и заместителя начальника управления, был членом научно-технического совещания по рассмотрению и апробации геологических отчетов, заместителем председателя Редакционно-издательского совета ГГУ. В том же году за выдающиеся заслуги в деле освоения Северного морского пути его наградили орденом «Знак Почета» и присвоили особенно ценимое полярниками звание «Почетный полярник».
Перед самой войной 15 марта 1941 года его назначили начальником Ново-Земельской экспедиции. Он выехал в поле, но началась война, и уже 30 июня Гатиев возвратился в Ленинград. Военкомат отказал ему в призыве в армию, так как на геологов-полярников распространялась бронь, но Гатиев обходит это препятствие. 11 июля он добровольцем вступил в ряды народного ополчения, военкомат здесь был бессилен.
Гатиев командовал саперной ротой, которая минировала подступы к нашим позициям, очищала от вражеских мин пути для атаки. Бесстрашие, профессионализм, умение повести за собой подчиненных в полной мере пригодились ему на фронте. Он провоевал август, сентябрь, октябрь и ноябрь. Беда пришла в конце последнего дня ноября. О последних минутах Ильи Давидовича стало известно от его товарища по работе в ВАИ и по фронту Василия Прокофьевича Тебенькова, единственного из всех ополченцев ВАИ, пережившего войну. Вот фрагменты из его письма в институт от 7 декабря 1941 года: «…С болью в сердце должен Вам сообщить о трагической гибели нашего общего друга и товарища – Ильи Давидовича Гатиева. Вот уже целую неделю я не нахожу себе места и не могу забыть ту несчастную картину, свидетелем которой мне довелось быть. Случилось это несчастье около 15–16 часов 30 ноября в дер. Бугры, что на южном берегу Ладожского озера…. Бомба большой силы упала буквально рядом с И. Д…. Осколками поражена левая половина тела… Осколок переломил ему ключицу, разбил и смял орден и тут же, под орденом, ушел в грудь, прямо в сердце».
Товарищи похоронили своего командира, а верный Тебеньков составил насколько можно подробную схему участка, на котором расположена могила. «…Я бы хотел – пишет он, – чтобы и меня также похоронили, а не оставили на месте, как это часто, к сожалению, еще бывает».
По сообщению военкомата г. Кировска Ленинградской области от 13 февраля 1987 года останки И. Д. Гатиева в числе других погибших в этом районе перенесены в братское воинское захоронение в поселке Синявино-1.

 

Мемориальная доска на здании ААНИИ


Фамилия Гатиева увековечена в Санкт-Петербурге на памятной стеле возле ААНИИ улица Беринга, 38, а также на мемориальной доске в здании ВНИИОкеангеология (НИИГА, правопреемник Горно-геологического управления Главсевморпути) наб. реки Мойки,120.
Мыс на северном берегу прол. Маточкин Шар. Название дано экспедицией Северного геологического треста в 1932 году.

 

Вернуться на главную страничку