Гаудис Александр Иванович
(24.06.1916–11.08.1959)


Инженер-гидрограф ААНИИ.
Родился в Уфе, родного отца не знал. Фамилию и отчество получил от отчима, который его усыновил. До 1929 года жил в Полтаве, а затем переехал на воспитание к тетке в Ленинград, с которым и была связана вся его последующая жизнь.
В 1935 году Гаудис окончил 8-месячные курсы техников-гидрографов, в том же году после арктической экспедиции поступил в Гидрографический институт ГУСМП и по окончании его в 1940 году получил диплом инженера-гидрографа. Без отрыва от учебы в институте в 1938–1939 гг. он прошел обучение в школе пилотов при Ленинградском аэроклубе.
В 1940 году Гаудиса призвали в ВМФ в Гидрографическую экспедицию Балтийского флота сначала на должность производителя, а затем старшего производителя аэрофотосъемочных работ. При его участии был разработан наземный стереофотограмметрический метод засечек батарей противника по огневым вспышкам.
В августе 1942 года при подготовке Синявинской операции сотрудники фотограмметрического отряда Гаудис и А. Г. Пожарский, проявив отвагу и изобретательность, создали фотопанораму линии вражеских укреплений.
После окончания в 1943 году Высших гидрографических курсов офицерского состава его направили преподавателем аэрофотосъемки в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. Одновременно с преподаванием в училище Фрунзе Гаудис читал курсы «Аэрофотосъемка», «Аэрофотография», «Стереофотограмметрия» в Военно-морской академии имени А. Н. Крылова, ВАМУ и ЛГУ, организовывал аэрофотосъемочные группы в Гипровоенпроекте, Ленгипроречтрансе, Ленморпроекте, проводя обучение практическому применению методов аэрофотосъемки при морских и речных изысканиях. Летом в составе экспедиций этих организаций инженер-подполковник Гаудис участвовал в экспедициях на Белое, Балтийское, Азовское моря, в строительстве Волго-Донского канала. Он проводил также теоретические и практические занятия по фотографии с работниками Военной прокуратуры, неоднократно выезжая на места происшествий. «Все занятия, как теоретические, так и практические, тов. Гаудис проводил с оперативным составом без какой-либо оплаты, а в порядке оказания нам необходимой в тот период помощи в следственной работе. Оказанная помощь тов. Гаудисом помогла многим оперативным работником овладеть фотографией и применять ее в повседневной следственной работе», – так сказано в справке прокурора одной из воинских частей.
В 1953 году Гаудис демобилизовался и поступил в ААНИИ, работа в котором была связана с экспедициями в Арктику. В ходе одной из них, испытывая новую аппаратуру, он трагически погиб при аварии самолета на мысе Шелагском

В этой аварии семь человек погибли сразу, четверо были ранены, из них трое, в том числе и Гаудис, вскеоре скончались. Вот приведенный в книге В. Е. Бородачева и В. И. Шильникова «История ледовой авиационной разведки» рассказ выжившего в катастрофе командира самолета Ю. М. Кулева: "Мы закончили разведку и были на подходе к м. Шелагский. Еще за 25 минут до посадки в а/п Апапельхино решил выйти из пилотской кабины на минуту узнать от Гаудиса, как отработала фотоаппаратура в этом полете. Погода прекрасная. Получив от Александра Ивановича информацию, я сделал первый шаг к пилотской кабине. В этот момент произошел огромной силы удар. Я полетел в кабину, и тут же второй удар такой же силы выключил мое сознание . Очнулся, когда Иван стал вытаскивать меня из кабины и далее из самолета. А теперь пусть рассказ продолжит Иван».
После второго удара - начал Иван , - я на какое-то время потерял сознание. А когда пришел в себя, то понял, что мы «притулились» на мысе Шелагском. Второй пилот решил не обходить мыс Шелагский, а пройти над ним прямо на а/п Апапельхино. При подходе к мысу Шелагский стоковым ветром самолет, который летел на автопилоте, бросило вниз. Второй пилот, управлявший самолетом, выключил автопилот с запозданием и все-таки успел задрать нос самолета кверху, но перевалить через мыс Шелагский не удалось. Самолет Ли-2 ударился в самую вершину мыса. Удар был не лобовой. Самолет подкинуло вверх, но на пути самолета оказался огромный валун, в который и врезался самолет». Затем Иван вытащил из самолета живых и мертвых. Его позвал тяжелораненый штурман:
- Живых нужно срочно оттащить подальше от самолета, скоро начнут рваться баки.
- Вот с тебя я и начну.
Штурман категорически возразил:
- Давай убирай сначала от самолета командира и других живых, а меня бесполезно.
Саша Гаудис приподнялся, сел. Рукой держится за бок, а между пальцами льется кровь. Говорю ему:
- Александр Иванович, я сейчас оттащу тебя от самолета.
Он отрицательно покачал головой. Ничего не сказал, только рукой показал на командира и лег на спину. Отбуксировав Кулева и затем тяжеленного капитана-наставника Бондаренко за валун, я вернулся к Александру Ивановичу и Виктору. Уже никто из них не подавал признаков жизни».
Похоронен в Петербурге на Большеохтинском кладбище.
Ледник на о. Кейна в арх. ЗФИ. Название утверждено Архангельским облисполкомом в 1963 году (Решение № 651).

 

Вернуться на главную страничку