Иеске Николай Мартынович
(01(13).11.1886–17.01.1937)


Один из первых российских летчиков.
Родился в Латвии. Участвовал в I Мировой войне, в 1915 году по Высочайшему приказу награжден Георгиевским оружием. В 1920 году перелетел в Советскую Россию. В русской авиации с первых ее лет, видел полеты Нестерова, Уточкина, сам налетал в общей сложности около 900 тысяч километров. В 1924–1926 гг. на самолете фирмы «Юнкерс», получившем название «Сибревком», совершил агитационный рейс практически через всю Сибирь. Цель этого рейса заключалась в исследовании новых воздушных линий, выборе мест посадок, демонстрации стремления советской власти к укреплению воздушного флота. Вылетев из Ново-Николаевска (Новосибирск), самолет приземлялся в Николаевске, Томске, Красноярске, Канске, Анжерске, Барнауле, Бийске, в селе Алейское, Рубцовке, Семипалатинске. На каждой остановке «Сибревком» совершал полеты с пассажирами. На маршруте Ново-Николаевск – Семипалатинск совершено более сотни полетов с крестьянами общей продолжительностью 100 часов.
Выяснилось в результате, что вся Центральная Сибирь, Алтайская и Семипалатинская губернии благоприятны для развития воздушных линий и авиации. Есть хорошие места для строительства аэродромов и для вынужденной посадки. Полеты «Сибревкома» проложили путь новым маршрутам. Летом 1929 года между Семипалатинском и Алма-Атой ввели первую пассажирскую линию. В 1931 году от Семипалатинска, кроме Алма-Аты, воздушные пути пролегли до Павлодара, Омска, Актюбинска, Кустаная, Талды-Кургана, Каркаралинска, Акмолинска, Атбасара, Усть-Каменогорска, Аягуза и Бахтами. В 1934 году Иеске открыл регулярные полеты из Фрунзе на Ош в Тянь-Шане.
Он был одним из первых пилотов, перелетевших Альпы, Карпаты и Гиндукуш, входил в число летчиков, осваивавших Арктику. В 1936 году на о. Рудольфа арх. ЗФИ Иеске занимался подготовкой аэродрома для первой высокоширотной воздушной экспедиции, высадившей в 1937 году на Северный полюс папанинцев.

 

Могила Н. М. Иеске на берегу бухты Тихой о. Гукера арх. ЗФИ.
Фото МАКЭ 1992 год.

 


Умер на о. Рудольфа. О месте захоронения Иеске мне было ничего не известно. И вот в декабре 2010 года со мной связался старший научный сотрудник института географии РАН Александр Георгиевич Хропов, который сообщил мне, что будучи в 2008 году экскурсоводом в круизе к Северному полюсу на атомоходе "Ямал" он во время двухчасовой высадки на заброшенной полярной станции "Бухта Тихая" на о. Гукера арх. ЗФИ обнаружил могилу Иеске и сфотографировал ее. Узнав о моем сайте, Александр Георгиевич любезно переслал мне фотографии. Надгробие разрушено, но на нем, к счастью, сохранилась доска с надписью.

Еще одну ценную информацию о Иеске в январе 2012 года я получил от Юрия Борисовича Ляхова, сына магнитолога Бориса Михайловича Ляхова (1912-1994), зимовавшего в 1937 году в "Бухте  Тихой" и бывшего свидетелем последних дней Иеске. Юрий Борисович любезно предоставил мне фрагменты из отцовского дневника, публикацию которого он готовит к его 100-летию:

       "Николай Мартынович Иеске появился у нас, когда последний пароход «Владимир Русанов», возвращаясь с острова Рудольфа, доставил нам всех авиаработников. Он был значительно старше всех нас – ему было под 50 лет…..

      Николай Мартынович привез с собой застарелый колит. Он рассказывал, что съел как-то недавно хорошего вкусного свиного студня и это, якобы, у него вызвало добавочное раздражение кишечника. Так или иначе, но болезнь его, действительно начала обостряться. Он угасал прямо на глазах. Никакие ухищрения нашего врача не могли ничего поделать. Елисей (врач станции Елисей Филиппович Ковалев. Примечание Аветисова) даже запрашивал консультации с материка. 15 января 1937 года, в самый разгар полярной ночи, он скончался. Вероятнее всего у него был рак.

Здесь можно вспомнить, что небольшая группа полярников во главе с Еленой Ильиничной, в порядке сюрприза коллективу, изготовила елку из обычного бильярдного кия, железной проволоки и зеленой бумаги. Елку эту украсили к Новому Году. Во время встречи Нового Года елку с зажженными свечами понесли к лежащему Николаю Мартыновичу. Несли ее хоть и аккуратно, но в дверях порывом воздуха от свечей загорелась бумага, из которой было сделано подобие хвои, и «елка» на глазах у больного сгорела. Николай Мартынович очень расстроился и сказал: «Ну вот, так  и я сгорю»

……………………………………………………………………………………………………

Похоронили Николая Мартыновича Иеске по его завещанию на мысе Седова к западу от станции.

Похоронить на ЗФИ не такая простая процедура. Первое затруднение – изготовление гроба. Никто из нас никогда гробов не делал и образца у нас, конечно, не было. С грехом пополам, после многих попыток гроб изготовил служитель Ананий Степанович Мелентьев. Второе затруднение – рытье могилы. Весь архипелаг Земли Франца Иосифа – базальтовая скала. Ни кирка, ни лом базальт не берет. Пытались рвать его аммоналом, но и этого опыта у нас не было. Кончилось тем, что могилу углубили не более, чем на полметра. Гроб поместили в железный ящик на тот случай, если родные пожелают взять тело на материк и захоронить его там и чтобы никакой хищник, медведь или песец, не мог добраться до трупа. В день похорон гроб поставили в кают-компании, в почетном карауле стоял весь персонал станции, а потом совершили печальную процедуру похорон.

В полярный день на могиле Николая Мартыновича Иеске был поставлен обелиск с пропеллером. Тяжело всё это!"
Островки у юго-восточной оконечности о. Солсбери арх. ЗФИ. Названы в 1953 году.

 

Вернуться на главную страничку