Журавлев Сергей Прокопьевич
(08(20).10.1892–26.11.1937)


Промышленник, участник экспедиции Г. А. Ушакова на Северную Землю в 1930–1932 гг.
Журавлев родился в многодетной семье в деревне Рогачевской Смотроковской волости Шенкурского уезда Архангельской губернии. Отец его, для того чтобы прокормить семью, вынужден был постоянно искать заработки на стороне. Он имел много профессий и кончил промышленником на Новой Земле. По его стопам пошел и сын. Еще 14-летним мальчиком в 1906 году он впервые попал на Новую Землю. Отец взял его на лето поваренком. Так продолжалось четыре года: летом на Новой Земле, ведя жизнь полную лишений, зимой в родной деревне. Лениться было нельзя: нехитрый обед, сбор плавника, сбор птичьих яиц, участие в разделывании шкур, ловля рыбы – вот тот неполный перечень обязанностей, выполнявшихся мальчиком. Такая жизнь закалила его, подготовила к суровым испытаниям, которых оказалось немало на его непродолжительном жизненном пути.
В 1910 году Журавлев поехал на Новую Землю в зал. Пуховый уже как полноправный член артели. За два года Сергей полностью освоил премудрость жизни промышленника. Он узнал, как и где ставить капканы на песца, как совершать многоверстные переезды на собачьих упряжках, как добывать нерпу, белуху, ловить рыбу и т.д.
В 20 лет Журавлев женился и отправился на Новую Землю в одной артели вместе с женой и отцом. Однако зимовка кончилась полным разрывом с отцом. На материк Журавлев не поехал из-за нежелания участвовать в начавшейся Первой мировой войне и устроился работником к ненцу-промышленнику.
Журавлевы возвратились на родину в 1918 году. Только острый ревматизм, полученный им на Новой Земле, помог Журавлеву избежать мобилизации в Белую Армию. Однако не удалось этого с приходом красных. Он отправился на Восточный фронт и в войсках В. К. Блюхера участвовал в разгроме Колчака.
Период с 1920 по 1924 гг. Журавлев вместе с женой и тремя детьми провел на Новой Земле. Необходимость обучения детей заставила семью переехать на материк, но каждую весну и лето Журавлев уходил на сезонный промысел трески на Мурман.
В 1927 году он вновь приехал на Новую Землю и вступил в одну из артелей, образованных здесь в период коллективизации. Однако независимый резкий характер Журавлева, его привычка полагаться только на себя и все решать самому быстро привели к конфликту с начальством и демонстративному выходу из артели. В 1929 году он был вывезен с Новой Земли.
Зимой 1929 – 1930 гг. Центральный совет Осоавиахима организовал первый всесоюзный пробег собачьих упряжек, куда был приглашен и Журавлев. Во время организации и проведения пробега и произошло судьбоносное для Журавлева знакомство Г. А. Ушаковым, готовившим экспедицию на Северную Землю. Из многочисленных кандидатов на должность каюра и охотника-промысловика Ушаков без колебаний выбрал Журавлева и никогда об этом выборе не жалел.

Слева направо: Урванцев, Ушаков, Журавлев, Ходов


Два года на Северной Земле прошли в многомесячных санных переездах. В результате их на карту были положены все крупные острова архипелага практически в том виде, в котором мы их знаем сейчас. Журавлев участвовал в описании о. Комсомолец, а также во всех поездках по организации продовольственных депо. Именно здесь проявились все его лучшие человеческие и профессиональные качества. Неоценима роль Журавлева-охотника в обеспечении экспедиции продовольствием для людей и собак. Тяготы арктической походной жизни усугубились для него страшным известием о смерти от тифа обоих его дочерей, которые были для него, «как свет в окошке». Не было дня, чтобы он не говорил о них по несколько раз. И этот удар Журавлев перенес с необычайным мужеством. Некоторое время Ушаков скрывал страшную правду, выбирая наиболее подходящий момент, и сообщил несчастному отцу о постигшем его горе во время очередного маршрута. Вот как, со слов Ушакова, все произошло.
«Исподволь подготовив Журавлева к правде о детях, я далеко отозвал его в сторону и рассказал об их смерти. Журавлев, стиснув до крови обветренные губы, зарыдал, упав на колени. К нам подходил Урванцев. Желая скрыть слезы, Журавлев отвернулся и увидел, как его упряжка саней уходит под лед. Сгрудившиеся у края тонкой льдины собаки погружались в воду. Журавлев в последнюю минуту ухватился за полозья саней. С нечеловеческой силой он тянул их и барахтающихся собак. Экспедиционный груз с геологическими образцами олова и меди был спасен. Журавлев как-то сразу переломил горечь утраты. Мы окружили товарища дружеской заботой».
Экспедиция на Северную Землю многое дала и самому Журавлеву. Постоянное, тесное общение с такими выдающимися полярными исследователями как Г. А. Ушаков и Н. Н. Урванцев расширило кругозор Журавлева, научило жить в коллективе, подчинять свои желания интересам товарищей. Большую положительную роль сыграло и сознание причастности его к выполнению важнейшего государственного задания, причастности к крупнейшему географическому открытию ХХ столетия. За участие в экспедиции на Северную Землю он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
Сразу после возвращения с Северной Земли Журавлев принимал участие в экспедиции на ледоколе «Красин» по спасению жителей одного из становищ на северном острове Новой Земли.
В 1933 году он возглавил промысловую зимовку в бухте Марии Прончищевой, цель которой заключалась в изучении и освоении естественно-промысловых богатств Восточного Таймыра. На своих «14-цилиндровых моторах», как называл Журавлев собачьи упряжки, он объехал побережье моря Лаптевых от мыса Челюскина до Нордвика, а также совершил несколько поездок с геологами в глубь полуострова до отрогов хребта Бырранга.
Последний большой поход Журавлев совершил зимой 1937 года. Корабли треста «Нордвикстрой» из-за тяжелой ледовой обстановки в проливе Вилькицкого не смогли пробиться к восточному берегу Таймыра, к бухте Кожевникова и разгрузились на Диксоне и в Игарке. Отсюда геологам, геофизикам, буровикам пришлось добираться несколькими санными поездами, один из которых вел Журавлев, через весь Таймырский полуостров. Поездка была невероятно трудной, в центральных областях Таймыра морозы достигали 60 градусов. От перенесенных лишений пошатнулось некогда богатырское здоровье Журавлева. Грузы были доставлены до зимовки «Нордвикстроя», буровые работы на соляном куполе были продолжены, но здоровье Журавлева становилось все хуже. Он жаловался на боли в горле, слабость, отсутствие аппетита. Летом он уже не вставал. Его отправили на пароходе в Архангельск, но судно было зажато льдами в море Лаптевых и легло в дрейф. Ледоколом «Красин» часть людей, в том числе и умирающего Журавлева, доставили в бухту Кожевникова. Он уже не мог ни говорить, ни есть и только знаками просил воды.
Скончался Журавлев 26 ноября. Взрывами подготовили могилу на мысе Портовом в восьми километрах от поселка буровиков. Могильный холмик из промерзшего грунта увенчал металлический шест с пятиконечной звездой.

 

Место захоронения Журавлева


Так закончилась жизнь этого скромного, но выдающегося человека, тридцать лет из сорока пяти отпущенных ему судьбой проведшего за полярным кругом.
Мыс на западе о. Большевик арх. Северная Земля.
Бухта на юге о. Большевик арх. Северная Земля.
Залив на западном берегу о. Комсомолец арх. Северная Земля. Название дано картографами ГУСМП в 1953 году.
Река, впадающая в Хатангский залив. Названа топографами в 1937 году.

Остров в губе Саханиха на юге Новой Земли назван в честь  отца С.П. Журавлева промышленника Прокопия Матвеевича Журавлева.

 

Вернуться на главную страничку