Карандашев Серафим Григорьевич
(1906–июль 1949)


Арктический астроном-геодезист, почетный полярник.
Родился в деревне Сонино Адоевского уезда Тульской губернии. Родители вскоре разошлись, и Карандашев с матерью и отчимом уехали в Петропавловск-Сибирский. Здесь прошло его детство, здесь он окончил в 1922 году школу, отсюда уехал в Омск, где поступил на землеустроительный факультет сельскохозяйственного института. Учебу в институте Карандашев совмещал с работой в кабинете астрономии и геодезии. Впоследствии именно это направление стало основной сферой его деятельности.
По окончании института молодой специалист был направлен для работы в Сибирское высшее геодезическое управление, в составе астрономических партий Убекосибири участвовал в экспедиционных работах. С первых дней организации ГУ ГУСМП Карандашев стал его сотрудником сначала в Западносибирском картографическом отделе в Омске, затем с 1935 года в Дальневосточном представительстве, а с 1937 года в ГУ ГУСМП в Ленинграде.
В активе Карандашева полевые астрономо-геодезические работы на побережье Карского моря, Обской губы и вдоль Енисея; магнитная съемка побережья Чукотского и Восточно-Сибирского морей и реки Анадырь, где он провел зимовку в 1936–1937 гг.; гидрографические работы у западного берега Таймыра на г/с «Папанин». Его прекрасное руководство группой камеральной обработки материалов отмечено получением переходящего Красного Знамени.
В 1940 году «за выдающиеся заслуги в деле освоения Северного морского пути и районов Крайнего Севера, а также за образцовую и самоотверженную работу в период арктических навигаций 1938–1939 годов» Карандашев решением Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом «Знак Почета».
Погиб в Арктике. Вот как об этом рассказывает Г.Д. Баженов, проходивший студенческую практику под руководством Карандашева (сайт «Полярная почта»: «... Получив некоторый опыт работы с СН-3, мы разъехались по экспедициям. Сурков отправился в Барабинскую экспедицию, а мне с Карандашовым пришлось опять ехать в Колпашево. Серафим Григорьевич выставлял опорную сеть – никому этого не доверял. У меня есть фотография, подписанная:
«Июль 1949 года. Колпашево. Аэропорт. Последний день жизни Серафима Григорьевича Карандашова». Я в то время очень серьезно увлекался фотографией. Я тогда сфотографировал их перед полетом, и потом подошел ко мне техник и очень серьезно сказал, что у них есть
обычай: «Перед полетом – не фотографироваться!» Ну, я, конечно: «Да брось ты!». Потом уже узнал, как пилоты стараются соблюдать все эти обычаи. На севере, например, они перед полетом никогда не брились – только накануне! Полетели они на
ША-2. В Колпашево он садился и поднимался на колесах. А потом шасси убирал, и дальше уже посадки по рекам. И вот садился в районе Белого Яра, течение там оказалось довольно сильным, начало сносить, Серафим Григорьевич, не дождавшись остановки винта, выскочил, чтобы закрепить, и попал под винт...»
Мыс на юго-востоке о. Мейбел арх. ЗФИ. Название утверждено в 1963 году Архангельским облисполкомом по представлению полярных гидрографов (Решение №651).

 

Вернуться на главную страничку