Ковалевская Софья Васильевна
(03(15).01.1850–29.01(10.02).1891)


Выдающийся русский математик.
Родилась в Москве. Ее отец, артиллерийский генерал Василий Корвин-Круковский, занимал должность начальника арсенала. Мать, Елизавета Шуберт, была дочерью Ф. Ф. Шуберта. Впоследствии Ковалевская говорила о себе: «Я получила в наследство страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке, поэзии – от деда по матери, астронома Шуберта; личную свободу – от Польши; от цыганки-прабабки – любовь к бродяжничеству и неумение подчиняться принятым обычаям; остальное – от России».
Когда девочке было шесть лет, отец вышел в отставку и поселился в своем родовом имении Палибино, в Витебской губернии. Для занятий с ребенком был нанят учитель по фамилии Малевич. Единственный предмет, к которому Соня на первых занятиях не проявила ни особого интереса, ни способностей, была арифметика. Однако постепенно изучение арифметики, которое продолжалось до десяти с половиной лет, стало ее любимым занятием. Впоследствии Ковалевская считала, что этот период учения и дал ей основу математических знаний. Она настолько хорошо знала всю арифметику, так быстро решала самые трудные задачи, что Малевич перед алгеброй позволил изучить ей двухтомный курс арифметики, применявшийся в то время в Парижском университете.
Для развития математических способностей дочери отец нанял еще одного преподавателя, морского лейтенанта А. Н. Страннолюбского. На первом же уроке дифференциального исчисления Страннолюбский поразился быстроте, с какой девочка усвоила понятие о пределе и о производной, «точно наперед все знала».
В 1863 году при Мариинской женской гимназии были открыты педагогические курсы с отделениями естественно-математическим и словесным. Софья и ее сестра Анна мечтали попасть туда учиться, их не смущало даже то, что для этого необходимо было вступить в фиктивный брак, так как незамужних не принимали.
В качестве «жениха» для Анюты был найден Владимир Онуфриевич Ковалевский. Он согласился вступить в брак, но только... с Софьей Васильевной. Ему было 26 лет, Софье – 18.
Ковалевский поразил воображение молодой барышни. Жизнь его была увлекательнее любого романа. В шестнадцать лет он стал зарабатывать деньги переводами иностранных романов для книготорговцев Гостиного двора. Он удивлял всех своей памятью и способностями.
После сдачи экзамена на аттестат зрелости Ковалевская снова вернулась к Страннолюбскому, чтобы основательнее изучать математику перед поездкой за границу. В 1869 году Ковалевские выехали в Вену, так как там были нужные Владимиру Онуфриевичу геологи. Но Софья не нашла в Вене хороших математиков и решила попытать счастья в Гейдельберге.
После всевозможных проволочек комиссия университета допустила-таки ее к слушанию лекций по математике и физике. В течение трех семестров 1869–1870 учебного года она слушала курсы физики и математики у Кирхгофа, Дюбуа Реймона и Гельмгольца, работала в лаборатории химика Бунзена – самых известных ученых Германии. Профессора восторгались ее способностями и трудолюбием. Крупнейший в то время математик Карл Вейерштрасс ходатайствовал перед академическим советом о допущении госпожи Ковалевской к математическим лекциям в Берлинском университете, но «высокий совет» не дал согласия. В Берлинском университете не только не принимали женщин в число «законных» студентов, но даже не позволяли им бывать на отдельных лекциях вольнослушателями. Пришлось ограничиться частными занятиями у знаменитого ученого.
Ковалевская изучала новейшие математические труды мировых ученых, не обходила даже диссертаций молодых учеников своего преподавателя. От непосильных трудов здоровье ее надорвалось, готовясь переделать скверно устроенный мир, она ничего не предпринимала, чтобы иметь хотя бы сносный обед.
В этот же период начали появляться ее самостоятельные работы в области интегрального и дифференциального исчисления, нашедшие применение в физике и механике. Зиму 1873 и весну 1874 года Ковалевская посвятила исследованию «К теории дифференциальных уравнений в частных производных», которую представила в качестве докторской диссертации. Работа Ковалевской вызвала восхищение ученых. В ней была развита более ранняя работа знаменитого О. Коши и решенная Ковалевской задача стала называться «теоремой Коши-Ковалевской», Она вошла во все основные курсы анализа.
Недолгие годы ученичества Ковалевской кончились. Совет Геттингенского университета присудил ей степень доктора философии по математике и магистра изящных искусств «с наивысшей похвалой».
В 1874 году Ковалевская вернулась в Россию, но здесь условия для занятий наукой были значительно хуже, чем в Европе. К этому времени фиктивный брак стал настоящим. Осенью 1878 года у Ковалевских родилась дочь. Почти полгода провела Ковалевская в постели. Врачи теряли надежду на ее спасение, но молодой организм победил.
Казалось бы, у Ковалевской было все для счастливой жизни: муж, ребенок, любимое занятие. Но она была максималисткой во всем и требовала от жизни и от окружающих слишком многого. Ей хотелось, чтобы муж постоянно клялся ей в любви, оказывал знаки внимания, а Ковалевский этого не делал. Он был просто другим человеком, увлеченным наукой не меньше своей жены. Полный крах их отношений наступил тогда, когда супруги занялись не своим делом – коммерцией, чтобы обеспечить себе материальное благополучие.
Ковалевская с дочкой уехали в Берлин, а муж – к брату в Одессу. Ничто их больше не связывало. «Мой долг – служить науке», – сказала себе Ковалевская. Она взялась за задачу, решению которой посвящали себя крупнейшие ученые: определить движение различных точек вращающегося твердого тела – гироскопа.
В 1883 году ее постиг еще один страшный удар. Окончательно запутавшийся в своих финансовых делах Ковалевский покончил с собой.
В 1884 году Ковалевская была назначена профессором Стокгольмского университета сроком на пять лет. Она все больше углублялась в исследование одной из труднейших задач о вращении твердого тела, но очередное жизненное потрясение сорвало ее планы. Весной 1886 года она получила известие о тяжелой болезни сестры. После поездки в Россию ничто не могло вернуть к прежней работе. Ковалевская занялась литературным трудом.
Прошло почти три года прежде, чем Ковалевская смогла возвратиться к прерванной математической деятельности. В задаче о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки ей удалось найти четвертый интеграл, что позволяло решить задачу полностью. Такое до нее удавалось только Эйлеру и Лагранжу. И до сих пор четыре алгебраических интеграла существуют лишь в трех классических случаях: Эйлера, Лагранжа и Ковалевской. Парижская академия присудила ей премию Бордена. За пятьдесят лет, которые прошли с момента учреждения премии Бордена, ее присуждали всего десять раз, да и то не полностью, за частные решения. А до открытия Софьи Ковалевской эта премия три года подряд вовсе никому не присуждалась. Ввиду серьезности исследования премия на этом конкурсе была увеличена с трех до пяти тысяч франков.
Ковалевская продолжила работу и за следующее свое исследование о вращении твердых тел Шведская АН присудила ей премию короля Оскара II в тысячу пятьсот крон.
Напряженная работа снова привела к болезни. Ей пришлось прервать математические исследования, она опять обратилась к литературе. Литературными рассказами о русских людях, о России Ковалевская пыталась заглушить тоску по родине.
В 1889 году Ковалевскую избрали членом-корреспондентом на физико-математическом отделении Российской АН. Она уехала в Россию в надежде, что ее изберут в члены академии на место умершего математика Буняковского, и она приобретет ту материальную независимость, которая позволила бы заниматься наукой в своей стране. В Петербурге Ковалевская дважды наносила визит президенту Академии великому князю Константину Константиновичу, который был очень любезен с прославленной ученой и все твердил, как было бы хорошо, если бы Ковалевская вернулась на родину. Но когда она пожелала, как член-корреспондент, присутствовать на заседании Академии, ей ответили, что пребывание женщин на таких заседаниях «не в обычаях Академии»! Большей обиды, большего оскорбления не могли нанести ей в России. Она вернулась в Стокгольм в весьма подавленном состоянии. Вскоре Софья Ковалевская скончалась от паралича сердца в самом расцвете творческой жизни.
Похоронена в Стокгольме на кладбище «Norra begravningsplatsen».
Гора и долина на о. Западный Шпицберген. Названы в 1899–1901 гг. участниками экспедиции по «градусному измерению». На российских картах вместо «Ковалевской» ошибочно указано «Ковалевского».
Залив на юго-западном берегу о. Комсомолец арх. Северная Земля. Название дали в 1952 году геологи НИИГА.

 

Вернуться на главную страничку