Золотов Анатолий Николаевич
(16.03.1911–18.09.1948)


Арктический гидролог, почетный полярник.
Родился в Вологодской губернии Вологодского уезда Богородской волости в деревне Мстишина в многодетной семье крестьянина-середняка.
В 1925 году Золотов окончил сельскую школу, затем Вологодскую школу II ступени и в 1930 году начал работать в Вологодских железнодорожных мастерских учеником электромонтера. В 1931 году переехал в Ленинград и устроился электромонтером в Ленснабсбыт.
Желая продолжать образование, в 1933 году он поступил в институт связи, но в январе 1933 года из-за материальных проблем уволился и, пройдя обучение на курсах техников-гидрологов при АНИИ, в июне 1934 года завербовался младшим гидрологом на п/ст о. Уединения в Карском море. Это была его первая арктическая зимовка, продолжавшаяся до сентября 1935 года и определившая всю его жизнь. Через несколько месяцев Золотов уже в должности старшего гидролога зимовал на п/ст Мыс Шелагский, а в 1938–1939 гг. на п/ст Мыс Челюскина. В апреле 1939 года по решению руководства ГУСМП с группой товарищей он перешел на мыс Оловянный южного острова Северной Земли Большевик. За выполнение этого задания Золотов был удостоен высоко ценимого по тем временам звания «Почетный полярник».
По возвращении после прохождения в Москве спецподготовки по комплектованию новой навигационной аппаратуры Золотов возглавил зимовку и метеонаблюдения на о. Тыртова. Вернувшись в сентябре 1940 года, он начал подготовку к новой зимовке, но в его планы, как и в планы всей страны, вмешалась война.
Сначала Золотов служил на Балтийском флоте, обучаясь на курсах подготовки командного состава зенитных подразделений. Затем он был откомандирован на Ленинградский фронт и по требованию оперативного отдела штаба фронта направлен в сектор гидрометеослужбы, где прослужил до марта 1942 года, когда по требованию ГУСМП был демобилизован и отправлен в Красноярск, куда эвакуировался АНИИ. Как оказалось, именно с этого момента и началась для него война.
Золотов был назначен на строительство п/ст Мыс Молотова, самой северной точки арх. Северная Земля. Из Архангельска он отправился на Диксон, а оттуда на л/п «А. Сибиряков» к месту назначения. В районе о. Белуха арх. Норденшельда состоялся вошедший в историю бой слабо вооруженного «Сибирякова» с первоклассным немецким «карманным» линкором «Адмирал Шеер», направлявшимся к Диксону. Этот неравный бой, в ходе которого «Сибиряков» был потоплен, сыграл важнейшую роль в срыве планов немецкого командования нарушить арктические военные перевозки.
Когда «Сибиряков» стал тонуть, оставшиеся в живых моряки пытались добраться до берега, но немцы, спустив мотобот, взяли их в плен. Золотов попал в Норвегию, в Нарвик, откуда был переправлен в Польшу, где использовался на работах в Гдыньском порту.
После прихода Красной армии его отправили в пересыльный пункт, а в мае 1945 года он был зачислен в один из запасных полков 2-го Белорусского фронта. Закончил службу Золотов 28 ноября 1945 года минометчиком стрелкового Кенигсбергского полка и вернулся на работу в АНИИ в отделение ледово-синоптической службы в должности научного сотрудника. С началом навигации Золотов выезжал в экспедицию, в ходе которой участвовал в полетах самолета – ледового разведчика. 22 июня 1948 года он отправился в очередную экспедицию.
В один из осенних дней экипаж самолета ЛИ-2 выполнял из Амдермы сложный длительный полет на ледовую разведку. Из Амдермы при достаточно хорошей погоде через Карское море достигли мыса Желания, далее пересекли Баренцево море до ЗФИ, где выяснили ледовую обстановку и условия мореплавания на подходе к архипелагу и в проливах. Благополучно выполнив задание, повернули назад и, пройдя мыс Желания, обнаружили совершенно изменившуюся метеообстановку. Дул сильнейший встречный ветер, штормовое море закрывалось туманом, который к югу становился все гуще. Резко упала путевая скорость, к тому же определить ее не было возможности. В ходе радиопереговоров стало ясно, что когда прошло расчетное время и горючее подходило к концу, в экипаже начались ссоры. Командир экипажа Адамов волевым решением, игнорируя мнение штурмана, довернул самолет вправо, к западу, желая выйти к берегу Новой Земли, чтобы иметь возможность в случае чего совершить вынужденную посадку на сушу. Каждые несколько минут радист передавал сообщение, что под ними штормовое море и туман. Последнее сообщение радиста было о том, что он, видимо, с минуты на минуту прекратит связь, так как вот-вот должны остановиться двигатели. Радист прощался со всеми.
На поиски было направлено несколько самолетов. Вскоре в Хайпудырской губе Баренцева моря была обнаружена бочка из-под бензина. Ее удалось подобрать и выяснить, что она с самолета Адамова. Как же самолет оказался в Баренцевом море? Видимо, подвернув на запад, в середине прол. Карские ворота, имеющего ширину 40–60 км, командир в тумане не заметил берегов и перескочил из одного моря в другое, где после отказа двигателей произвел посадку на воду сухопутного самолета. При последующих поисках в той же губе на отмели обнаружили пустой клипербот. В нем находилось имущество, свидетельствовавшее о том, что кто-то из экипажа сумел высадиться. Абсолютно точно, что в лодке был Золотов, так как на дне ее нашли его форменную фуражку. Вполне реальная версия случившегося выглядит так. После удачной посадки на воду через дверь был выброшен привязанный к фюзеляжу клипербот. В него успели сесть, скорее всего, три человека, затем сильной волной трос был порван, и лодку отнесло от погружающегося самолета. Вещи сохранились, поэтому можно утверждать, что клипербот не переворачивался. Люди из-за невозможности находиться в залитом ледяной водой клиперботе сидели, видимо, на его бортах, откуда их окоченевших попросту смыло волной.
Комиссия, расследовавшая катастрофу, установила, что если бы командир не изменил курс, самолет по радиоприводу благополучно прибыл бы в Амдерму, где стояла хорошая погода.
Кроме Золотова и командира В. А. Адамова, погибли штурман Круглов, механик Л. Головин и радист Олейник. Именем Адамова (1913–1948) гляциологами ААНИИ в 1960 году назван ледниковый купол на о. Гофмана арх. ЗФИ. Название утверждено Архангельским облисполкомом в 1963 году (Решение №651).
Мыс на о. Вильчека и озеро на о. Артура арх. ЗФИ. Названы в 1960 году.

 

Вернуться на главную страничку