Коржинский Сергей Иванович
(26.08(07.09).1861–18.11(01.12).1900)


Выдающийся русский ботаник, академик.
Родился в Астрахани. В 1881 году окончил с золотой медалью Астраханскую классическую гимназию и поступил в Казанский университет на отделение естественных наук физико-математического факультета. Вскоре он был избран членом-сотрудником Казанского общества естествоиспытателей. Ботаника была его настоящей страстью. Уже первая научная работа студента-второкурсника Казанского университета Коржинского «Очерк флоры окрестности г. Астрахани» обратила на себя внимание ученых. Все лето 1883 года он провел в дельте Волги, следующий год посвятил исследованию спорных растений Казанской губернии, а затем - изучению северной границы черноземно-степной полосы. В 1885 году после окончания учебы решением ученого совета он был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию.
В 1887 году Коржинский защитил диссертацию на степень магистра и до 1888 года одаренный ботаник был приват-доцентом Казанского университета, читал курс ботанической географии, продолжал научные исследования.
Стремительное развитие геоботаники и ботанической географии в конце XIX века в России связано с работой двух мощных научных школ – Петербургской ботанико-географической А. Н. Бекетова и его учеников и Казанской геоботанической, у истоков которой стояли три крупнейшие личности – П. Н. Крылов, С. И. Коржинский и А. Я. Гордягин. Идейное становление Казанской школы, прежде всего, связано с трудами С. И. Коржинского.
В 1888 году после защиты докторской диссертации Коржинский перешел в только что открывшийся Томский университет, где в 1888–1892 гг. был профессором по кафедре ботаники. В этот период он сочетал преподавательскую работу с исследовательской, много путешествовал, проводил фитотопографические исследования в Симбирской, Самарской, Уфимской, Пермской и отчасти Вятской губерниях.
В 1892 году его пригласили в столицу, где он был назначен главным ботаником Императорского Петербургского ботанического сада. С 1893 года он одновременно занимал пост директора Ботанического музея АН, был профессором высших женских курсов. В 1896 году его избрали действительным членом Петербургской АН. Работа в Петербурге не мешала ему совершать длительные исследовательские поездки.
Труды и исследования Коржинского имеют важнейшее значение для отечественной науки. Он дал первое описание растительности Средней Азии, предложил общее ботанико-географическое районирование России, стал основоположником некоторых направлений в ботанике, в том числе основного метода практической систематики растений – географо-морфологического. Он успел обессмертить свое имя, выдвинув теорию эволюции почв и открыв мутации. Обширные работы Коржинского по изучению растительности создали ту теоретическую основу, на которой и развивалась впоследствии русская геоботаника.
Коржинский не дожил даже до своего 40-летия (и 20-летия научной деятельности). В 1900 году он выезжал в Астраханскую губернию, где изучал способы укрепления песков растительностью, а оттуда направился в Крым. В ноябре он вернулся в Петербург, где скоропостижно умер. Его сыну Дмитрию (1899-1985), в будущем выдающемуся геологу, одному из основателей физико-химической петрологии и минералогии, физической геохимии, академику АН СССР, Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской премии только что исполнился год.

Заслуги Коржинского отмечены российскими орденами Св. Станислава 2 и 3 степеней и бухарским орденом Благородной Бухары.
Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Крест на постаменте, крест в настоящее время утрачен.
Мыс в бухте Книповича на северо-восточном побережье Таймыра. Назвал Э. В. Толль в 1901 году. К сожалению, судьба этого топонима оказалась несчастливой. Еще в лоции Карского моря 1938 года указан южный входной мыс бухты Книповича - «Мыс Коржинского». Однако, уже на картах 1950-х годов обозначен «Мыс Карпинского». Где-то на этом временном отрезке какой-то раздолбай-картограф, земля ему пухом, имея перед глазами «Залив Карпинского», прилегающий к «Бухте Книповича», не удосужившись проверкой, написал «Мыс Карпинского». Никто не проконтролировал, и вот уже несколько десятков лет на всех картах, и топографических, и навигационно-морских, стоит неправильное название. Люди, отвечающие за точность карт, без всякого смущения сказали, что заниматься исправлением не будут.

 

Вернуться на главную страничку