Махоткин Василий Михайлович
(1904–1974)


Знаменитый полярный летчик.
Родился на самой окраине Петергофского уезда в селе Копорье. Вскоре семья переехала в Петергоф и обосновалась в поселке Заветное неподалеку от станции Старый Петергоф.
Вместе с братом, который был младше всего на два года, Василий учился в бывшей Петергофской женской гимназии В. В. Павловой, преобразованной после революции в Единую Советскую трудовуюй школу №416. Как и многие петергофские мальчишки, Махоткин занимался парусным спортом в яхт-клубе на Купеческой пристани, который был для них местом постоянного пребывания и зимой, когда по гладкому льду Финского залива стремительно носились буера, и летом, когда на широкой водной глади легко скользили белоснежные яхты. Это увлечение очень пригодилось Махоткину при обучении профессии морского летчика.
После окончания школы в 1922 году юноша поступил в Ленинградскую военно-теоретическую школу Военно-Воздушных сил Красной армии, а затем в Севастопольскую военную летную школу, которую окончил в 1931 году. Он получил удостоверение командира РККА – военного летчика и направление на службу инструктором-летчиком I разряда в Военную школу морских летчиков города Ейска.
Став одним из лучших летчиков, Махоткин постоянно выполнял различные задания правительства. В 1933 году он проводил аэросев хлопка в республиках Средней Азии, в это же время осуществлял многочисленные дальние перелеты на самолетах транспортной авиации, работал на пассажирских авиалиниях Баку – Тифлис, Баку – Красноводск, Иркутск – Бодайбо, Иркутск – Красноярск, на северо-западе СССР, в Карелии.
Очевидно, что такой профессионал и человек, как Махоткин, не мог остаться в стороне от участия в освоении Советского Заполярья. В 1934 году он добровольно перевелся в полярную авиацию и вскоре осуществил 1200-километровый рейс на специально оборудованном для полетов в Арктике гидросамолете «СССР-Н-26».
Имя Махоткина в 1930-е годы не сходило со страниц центральных газет. Он обеспечивал арктические экспедиции, проводил ледовую разведку, летал на Диксон, обслуживал строительство Норильска, не раз попадая в сложнейшие ситуации и с честью выходя из них. В марте 1936 года он совершил рекордный перелет на линии Красноярск – Дудинка, за один летный день покрыв расстояние 2 400 километров по маршруту Красноярск – Дудинка и обратно до Игарки.
В 1936 году правительство одобрило план высадки на Северном полюсе научной дрейфующей станции. В рамках подготовки к этой уникальной операции был организован полет на ЗФИ двух самолетов, пилотируемых М. В. Водопьяновым и Махоткиным. Цель полета заключалась в изучении воздушной трассы и поиске места для наземной авиабазы, с которой будут осуществляться полеты на полюс.

 

1936 год. Махоткин на мысе Стерлегова

(фото из архива П.В. Виттенбурга)


Самолеты, переоборудованные и утепленные Р-5, взлетели с московского центрального аэродрома 29 марта. Полет проходил очень тяжело, с многочисленными задержками, поломками и авариями, лишь 21 апреля была достигнута п/ст «Бухта Тихая» на о. Гукера арх. ЗФИ. Высадиться на о. Рудольфа, запланированной конечной точки маршрута, не удалось. Водопьянов с разведочными целями слетал до 83° с.ш. На обратном пути после взлета с о. Гукера на самолете Водопьянова начался пожар. Пришлось садиться, при посадке оба самолета потерпели аварию. Экипажам удалось из двух машин слатать одну, на которой и улетел экипаж Водопьянова. Махоткин остался на полярной станции до прибытия парохода. В ожидании его он и механик И. Л. Ивашина сумели восстановить свой самолет и слетали на о. Рудольфа. В историю освоения Арктики перелет Водопьянова и Махоткина вошел как Первая советская высокоширотная воздушная экспедиция.
Никто не мог предположить, что совсем скоро из прославленного летчика-орденоносца, награжденного орденами Красной Звезды и Красного Знамени, легендарный Махоткин превратится в летчика-зека Норильскстроя.
В 1942 году по доносу он был осужден и арестован на 10 лет за антисоветскую пропаганду. То ли он в частном разговоре хорошо отозвался о самолете иностранного производства, то ли рассказал анекдот о Сталине. Все четыре долгих года Великой Отечественной войны один из лучших и опытнейших летчиков страны был лишен возможности не только защищать свою «Великую Родину», во имя которой в 1936 году он совершал свой знаменитый перелет вместе с Водопьяновым, но даже и просто летать. Он работал в знаменитой ГУЛАГовской рыбинской авиационной шарашке, где, нет худа без добра, познакомился с известными учеными, конструкторами, цветом научной и инженерной мысли страны, с грандами отечественного самолетостроения, специалистами высшей квалификации, людьми талантливыми и интересными. О Махоткине упоминает в своем романе «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицын.
После Рыбинска он снова попал в Заполярье, даже немного полетал на самолетах геологической службы Норильского комбината, перед тем как его перевели в Таганрогскую шарашку. Там прославленный летчик все-таки вынужден был оставить авиацию и стал бригадиром ремонтников дробильного цеха комбината и «норильчанином поневоле».
Махоткина освободили только в 1951 году после полного отбывания «наказания». Он уже не мог освоить реактивные самолеты, да по состоянию здоровья не подходил и для винтовых. В 1956 году краевой суд Красноярского края полностью его реабилитировал «за отсутствием состава преступления». В Норильске о Василии Михайловиче осталась добрая память, его вспоминают и любят до сих пор, как летчика, известного Норильску с «донорильской» поры.
Остров (Пилота Махоткина) в Карском море в арх. Норденшельда восточнее о. Таймыр. Был обнаружен во время полетов 1932 и 1935 гг. полярными летчиками А. Д. Алексеевым и М. И. Козловым. В 1936 году это открытие было подтверждено гидрографическими экспедициями. Описан, нанесен на карту и назван в 1937 году первой зимовочной экспедицией ГУ Главсевморпути (1936–1937 гг.) на г/с «Торос» под руководством Н. Н. Алексеева.

 

Вернуться на главную страничку