Орловский Петр Владимирович
(1900–26.06.1948)


Советский хозяйственный работник, организатор арктических экспедиций.
Родился в Мариуполе. Сын простого пекаря, Орловский с юношеских лет вынужден был уйти «в люди» и скитаться по стране в поисках заработка. Политические «университеты» он прошел у пролетариев сормовского завода – участвовал в стачках, был бойцом продотряда. После гражданской войны партия направила Орловского на работу в Государственное акционерное общество промышленности и торговли Комитета Северного морского пути. По призыву В. И. Ленина он «учился торговать», будучи сотрудником советского торгпредства в Лондоне и немецко-русского транспортного акционерного общества Дерутр в Гамбурге, занимавшихся организацией и осуществлением Карских операций.
В возрасте 33 лет Орловский стал начальником только что образованного Гидрографического управления Главсевморпути.
Возглавив Гидрографическое управление, он не стал кабинетным чиновником. Каждое лето вместе со своими подчиненными отправлялся в Арктику, чтобы принять личное участие в изучении и обеспечении безопасности мореплавания по трассе Северного морского пути. В 1934 году Орловский возглавил Карскую и вторую Ленскую транспортную экспедиции.
В 1936 году Орловский руководил гидрографической экспедицией на л/п «Г. Седов», которая открыла семь новых островов в арх. Норденшельда. На следующий год опять на «Г. Седове» он прошел из Архангельска в море Лаптевых.
В середине 1930-х годов обстановка в стране начала накаляться, зазвучали зловещие слова о «врагах» и «чуждых элементах», беспощадной «классовой борьбе». В полной мере это отразилось и на Главсевморпути. Его ответственные работники одними из первых были объявлены «вредителями на трассе», «диверсантами и шпионами»… Пик репрессий пришелся на 1937–1938 гг. Из-за крайне тяжелой навигации 1937 года, неразберихи и головотяпства на трассе Северного морского пути зазимовало свыше двадцати транспортных судов и несколько ледоколов.
Полноценную ледовую авиаразведку вести было невозможно, поскольку почти все самолеты были брошены на поиски бесследно исчезнувшей машины С. Леваневского (см.). Из-за растерянности береговых властей, отдававших капитанам часто противоречивые и всегда запаздывающие приказания, было упущено время. Суда оказались в принудительном дрейфе, льды и течения неумолимо уносили их в Центральную Арктику.
Причина была в некомпетентности, ошибках руководства, объективных трудностях, но дело представили, как вредительство.
Орловского судили вместе с заместителями Н. И. Евгеновым, П. К. Хмызниковым, Е. С. Гернетом. Когда он вышел из заключения, старые знакомые помогли ему вернуться на Родину к теплому Азовскому морю. Здесь, в родном Мариуполе, он возглавил рыбное хозяйство строившегося Лисичанского металлургического комбината. Но на свободе ему суждено было прожить всего несколько месяцев, отказало сердце. Реабилитировали Орловского лишь через десять лет в период так называемой «хрущевской оттепели». 20 февраля 1958 года Военный трибунал Московского военного округа оправдал его за отсутствием состава преступления.
Мыс западный входной бухты Пири на о. Земля Георга арх. ЗФИ. Название утверждено решением Архангельского облисполкома от 26 августа 1963 года (Решение № 651).

 

Вернуться на главную страничку