Овцын Дмитрий Леонтьевич
(1708–1757)


Капитан 2 ранга, участник ВСЭ.
Родился в Костромской губернии в семье мелкопоместного дворянина. В 1721 году начал учиться в Московской навигацкой школе, но через год был переведен в Морскую академию в Петербурге и окончил ее в 1726 году. Одним из учителей и воспитателей Овцына был выдающийся русский ученый-мореплаватель А. И. Чириков, влияние которого несомненно сказалось на формировании характера молодого моряка.
В 1725 году Овцын плавал штурманским учеником на корабле русской экспедиции в Испанию. Из академии его выпустили в звании штурманского ученика, а в 1733 году в чине лейтенанта назначили начальником Обь-Енисейского отряда в ВСЭ. Участком этого отряда назначили берег Сибири от Оби до Енисея. Работы должны были выполняться на дубель-шлюпке «Тобол», небольшом двухмачтовом судне длиной двадцать один метр, шириной пять метров и осадкой два метра. Отряд состоял из пятидесяти трех человек и, помимо моряков и солдат, включал в себя еще геодезиста, рудознатца и иеромонаха. Как свидетельствуют документы, отряд был обеспечен всем необходимым первоклассным по тому времени оборудованием и инструментами.
Овцын понимал, что только морского похода недостаточно для полноценного обследования региона. Поэтому он рассылал сухопутные партии для установки маяков и исследования огромных территорий, прилегающих к морскому побережью и Обской губе.
Морская часть отряда летом 1734 года на дубель-шлюпке спустилась из Тобольска вниз по Иртышу и Оби и обследовала Обскую губу до 70° 04' с.ш. В сентябре вернулись в Обдорск (ныне Салехард) и встали на зимовку. В течение зимы вели подготовку к новому плаванию, а также совершали наземные разведочные маршруты.
В Березове, где Овцын провел зиму 1734 – 1735 гг., он познакомился с семьей ссыльного князя Алексея Долгорукого. Впоследствии это знакомство сыграло роковую роль в его судьбе.
В конце мая 1735 года «Тобол» отправился в новое плавание. Ледовые условия в Обской губе были в том году чрезвычайно тяжелыми. В середине июля примерно в районе 69° с.ш. путь судну преградили сплошные льды. Начались массовые заболевания цингой и первые смерти. Положение становилось критическим, и созванный Овцыным совет решил повернуть обратно. В начале сентября бросили якорь у Березова. Выполняя требование инструкции, Овцын, еще не оправившийся от цинги, отправился в Петербург для отчета за два года плавания. Несмотря на неудачу двух попыток выйти в море, он получил поддержку Адмиралтейств-коллегии, которая одобрила его проекты на будущее.
Весной 1736 года Овцын разослал сухопутные партии для подготовки маяков и создания складов провианта на случай гибели судна и вынужденной зимовки. На судне удалось достичь 72° 40' с.ш., но дальше путь на восток преградили сплошные льды. На обратном пути Овцын оставлял склады с продовольствием для работ будущего года.
Плавание 1737 года было удачнее всех прежних. Наконец вступил в строй новый бот «Обь-Почтальон». Бот и дубель-шлюпка вышли из Обской губы в море и с описью пошли вдоль берега к устью Енисея, которого достигли в последних числах августа. С промером фарватера удалось подняться вверх по реке почти до Туруханска. Дело, порученное Овцыну, было выполнено, но он, зная о неудачных попытках восточных отрядов обогнуть Таймыр от моря Лаптевых, решил сделать это с запада. Для этой цели он на свой страх и риск организовал отряд на боте «Обь-Почтальон» под командованием Ф. А. Минина и Д. В. Стерлегова, который должен был обогнуть Таймыр от устья Енисея. Сам Овцын, несмотря на огромное желание, не мог отправиться в это плавание, так как получил предписание явиться в Петербург для отчета. Перед отъездом он оставил Минину подробнейшие инструкции, главный упор в которых делал на исследовательские изыскания, а также недопустимость какой-либо дискриминации по отношению к местному населению.
По дороге в Петербург в Тобольске Овцына неожиданно арестовали, как оказалось за связь с опальной семьей Долгоруких. Он вел себя мужественно, признавал встречи с Долгорукими, но твердо отрицал какую-либо их политическую подоплеку, что подтверждалось свидетельскими показаниями. Все это, а также, по-видимому, поддержка Адмиралтейств-коллегии были причиной относительно легкого наказания: Овцын был разжалован в матросы и под стражей доставлен в Охотск в распоряжение В. Беринга. Несмотря на заботы Беринга и Чирикова, Овцын тяжело переживал случившееся из-за того, что ему не удалось завершить задуманное исследование побережья к востоку от Енисея.
В 1741 году Овцын под командованием Беринга участвовал в плавании пакетбота «Св. Петр» к Америке. На обратном пути судно жестоким штормом было выброшено на неизвестную землю. К этому моменту среди экипажа уже свирепствовала цинга, многие матросы умерли, тяжело болел Беринг. Он умер вскоре после высадки на берег. Во время зимовки в 1741 – 1742 гг. моряки обследовали землю и выяснили, что это остров. К августу 1742 года из обломков «Св. Петра» «с превеликими трудностями» построили новое судно и покинули остров, присвоив ему имя Беринга. В конце августа судно вошло в гавань Петропавловска.
В 1741 году на престол взошла Елизавета Петровна, и Овцын в числе многих опальных людей получил прощение. Он был восстановлен в офицерском звании и получил назначение в южный отряд под начало М. П. Шпанберга. Однако служить там ему не пришлось, так как работы экспедиции были прекращены.
В последующие годы, командуя яхтой «Транспорт Анна» и судном «Меркуриус», Овцын плавал в Балтийском море, а также по трассе Кронштадт – Архангельск. Только в 1749 году за участие в Новой Камчатской экспедиции он был произведен в капитаны 2 ранга. Многие его сверстники, не имевшие таких заслуг, были к тому времени на два–три чина выше.
До конца своих дней Овцын находился в строю: в 1751 году командовал кораблем «Гавриил», в 1755 году стал секунд-интендантом флота. 25 июля 1757 года по болезни он был переведен на госпитальное судно и в августе этого года умер. Место погребения неизвестно.
Западный пролив между о. Сибирякова и материком. Назван А. И. Вилькицким в 1895 году.

 

Вернуться на главную страничку