Пенни (Penny) Уилльям
(12.07.1809–01.02.1892)


Выдающийся английский китобой, арктический исследователь.
Родился в Петерхеде, Шотландия, в семье китобойного капитана. Уже в возрасте 12 лет совершил свое первое морское плавание на китобойном судне «Бдительный (Alert)», которым командовал его отец Уилльям Пенни Старший. Он принял участие, по меньшей мере, в трех походах на этом корабле в Гренландское море, где его отец продолжал охотиться с большим успехом, несмотря на то, что большинство китобоев уже переместились для осуществления своего промысла в прол. Дэвиса.
Нет официальных сведений о том, чем был занят Пенни в течение нескольких лет после 1823 года, и неизвестно, когда состоялось его первое плавание в прол. Дэвиса. В 1829 году он получил должность помощника капитана и занимался рыбной ловлей в окрестностях острова Дурбан в стороне от побережья Баффиновой Земли.
Творческая натура Пенни постоянно, с молодых лет заставляла думать его о поиске новых мест для промысла.
В 1832 году, будучи помощником капитана Симпсона на корабле «Путешественник (Traveller)», после неудачной охоты в районе Понд-Инлет (северо-восточная часть Баффиновой Земли), он убедил Симпсона дойти до прол. Ланкастер, где им удалось убить множество китов.
Первая возможность удовлетворить свой интерес к исследованиям представилась ему в 1833 году. Он вновь был помощником капитана Симпсона, которому в тот сезон удалось убить более двадцати китов, что было большой удачей. Поскольку до окончания сезона еще оставалось время, Симпсон посетил эскимосов на побережье Баффиновой Земли, чтобы собрать сведения о возможности охоты на китов на новых территориях в неизведанной области дальше на юг. Эскимосы сообщили о существовании залива неподалеку, где находилось множество китов, и Симпсон решил отправить Пенни на небольшом корабле вместе с двумя местными жителями для осмотра этой местности. Они покинули судно Симпсона 22 сентября и вскоре обнаружили залив, который несомненно был Exeter Sound, расположенный к югу от Exeter Bay. Они проплыли по нему 50 км, не обнаружив ничего, представляющего для них интерес, когда встречный ветер вынудил их повернуть назад. Так его первая попытка обследовать эти области обернулась неудачей.
Два года спустя, в 1835 году, способности Пенни были оценены по достоинству и ему предоставили командование кораблем «Нептун». Его первое плавание в качестве капитана произошло во время одного из тяжелейших сезонов в истории китобойного промысла в Канадской Арктике, но он вернулся невредимым, несмотря на то, что несколько раз оказывался на волосок от гибели.
Пенни был сторонником идеи Джеймса Росса об организации на Баффиновой Земле или прилегающих к ней районах постоянной китобойной базы. Во время своих плаваний он старался вести исследования по выбору места для базы и поиску новых районов для промысла.
Однако освоение новых вод было связано с большими трудностями, так как основной обязанностью капитана по отношению к владельцу корабля и команде была ловля китов. Если охота шла хорошо, как это оказалось в 1838 году, оставалось время лишь для сбора сведений среди эскимосов и для коротких исследовательских поездок вроде той, что он осуществил в 1833 году. Неудачный же с точки зрения улова сезон, как правило, был связан с плохими погодными условиями, что сводило к минимуму возможность освоения новых областей. Единственно верным решением Пенни считал стремление собирать сведения у местных жителей.
В 1839 году Пенни узнал у эскимосов о существовании большого залива на юге Баффиновой Земли. Плавание 1840 года завершилось его открытием – это был залив, названный Пенни заливом Хогарта, ныне носящий название Камберленд. Позднее этот залив стал местом успешного китобойного промысла, но в тот год открытие Пенни не было оценено по достоинству. Так как с финансовой точки зрения плавание 1840 года оказалось убыточным, судно было продано, а Пенни уволен.
Вновь ему предоставили корабль лишь в 1844 году. В зал. Камберленд он добыл семь китов, что считалось большим успехом, а в 1845 – девятнадцать.
В 1847 году Пенни был вовлечен в решение проблемы поисков пропавшей экспедиции Д. Франклина, отправившейся на поиски Северо-Западного прохода. Экспедиция стартовала в 1845 году, и никто не проявлял о них беспокойства до 1847 года, когда появились первые планы по организации ее поисков. Китобойным судам было приказано осматривать окрестности, а леди Франклин предложила им за это вознаграждение.
Пенни немедленно со свойственным ему энтузиазмом включился в поиски. Его справедливо можно назвать первым, кто отправился на поиски Франклина, потому что он предпринял попытку проникнуть в прол. Ланкастер с этой целью уже в 1847 году, однако из-за тяжелых льдов ему не удалось продвинуться дальше, чем на 78°с.ш.
Увлечение Пенни поисковыми проблемами вызвало недовольство китобойных хозяев, что вынудило его подать прошение об увольнении.
Новую работу Пенни нашел в качестве капитана корабля из Данди «Совет (Advice)». Он лишь раз вышел в плавание на этом судне, и вновь основной его целью была попытка выйти в прол. Ланкастер в поиске кораблей Франклина, которую он предпринял в сотрудничестве с капитаном корабля «Истинная любовь (Truelove)» Паркером. И вновь им не удалось достичь в этом успеха, но зато они обнаружили залежи каменного угля на о. Байлот.
Вскоре после своего возвращения домой Пенни обратился к леди Франклин и Военно-Морскому министерству с просьбой доверить ему командование поисковой экспедицией. Леди Франклин сразу прониклась к нему симпатией, а Ф. Бофорт обратил всеобщее внимание на то, что «общеизвестно, что мистер Пенни проявил мужество и благоразумие во многих ситуациях» и посоветовал «проявить мудрость, предоставив ему возможность, о которой он просит». После некоторого раздумья Военно-Морское министерство предоставило Пенни командование официальной экспедицией из двух кораблей, «Lady Franklin» и «Sophia». Он плавал с весны 1850 до осени 1851 года, зимовал на о. Корнуоллис вблизи от флота из четырех кораблей Г. Остина и небольшой частной экспедиции Джона Росса. Пенни очень плохо ладил с обоими капитанами, они с Россом давно испытывали друг к другу острую неприязнь, а с Остином постоянно спорили о необходимости обследования прол. Веллингтон.  В сотрудничестве с людьми Пенни было определено местонахождение первой зимовки Франклина на о. Бичи. Следующей весной предприняли обследование береговой линии на санях на расстоянии сотен миль. Летом экспедиции продолжили поиски на судах. Остин, обследовавший восточное и западное направления и южные берега прол. Ланкастер, не обнаружил других следов Франклина, Пенни, двигаясь на север по прол. Веллингтона, нашел убедительные доказательства того, что пропавшая экспедиция заходила сюда (что и в самом деле было правдой, хотя Франклин не задержался надолго в этой области). На о. Бейли-Хамильтон Пенни обнаружил деревянный брусок, сделанный из вяза, которому поначалу не придал большого значения, но впоследствии этот предмет стал важным доказательством того, что Франклин останавливался в том направлении. Теперь Пенни был убежден, что Франклин отправился на север в океан, но доплыть туда очень сложно. Пенни направился назад со своими кораблями, больше он ничего не мог предпринять, тем более, что провизии оставалось всего на неделю.
Когда совместная работа была завершена, после переговоров между Остином и Пенни 11 августа 1851 года, все три экспедиции отправились домой. Хотя Адмиралтейство и общественность испытывали некоторое разочарование ранним возвращением, было признано, что экспедиции достигли многого. Но затем внезапно разразился ожесточенный спор между Пенни и Остином о результатах их исследований, причинах возвращения домой и, наконец, непосредственно о предмете переговоров в последний день 11 августа. Все это началось 12 сентября 1851 года, когда Пенни сразу после своего возвращения в Лондон убедил Адмиралтейство немедленно выслать пароход для возобновления поисков в прол. Веллингтона и предложил свои услуги в качестве капитана. В последующей переписке он утверждал, что не желал прекращения поисков, и наоборот, попросил Остина 11 августа предоставить ему пароход для возобновления исследования пролива. На это Остин предоставил документальное свидетельство, доказывавшее обратное; Пенни сам написал в тот день что «Нет необходимости дальнейшего исследования пр. Веллингтона. Все, что было возможно, мы уже сделали». В свою защиту Пенни утверждал, что, как хорошо было известно Остину, он не собирался исследовать пролив, но хотел обследовать территорию за его пределами. Он говорил о своих устных просьбах о предоставлении парохода и продолжении поисков, приводил свидетелей, подтверждавших это. Начались взаимные обвинения: на претензию каждый из них отвечал претензией, письма в Адмиралтейство сопровождались письмами в прессу, и вскоре конфликт приобрел национальный масштаб. Поддерживающие каждую из сторон образовали два противоборствующих и ожесточенно настроенных лагеря. В результате, в октябре – ноябре 1851 года был назначен специальный комитет из пяти старших морских должностных лиц, включая трех ветеранов по работе в Арктике: У. Парри, Дж. Бака и Ф. Бичи для расследования этого дела. Комитет, которому дали название Арктического Комитета, проводил заседание в течение 12 дней, выслушав показания обоих капитанов, их главных заместителей и прочих полярников, и в итоге опубликовал отчет в 250 страниц, содержавший результаты заседаний и открытия, сделанные в их процессе. Когда, наконец, 5 декабря, заключение Комитета было обнародовано, всем стало ясно, что Пенни потерпел поражение. Комитет предпочел проигнорировать все устные переговоры Пенни с Остином, и рассудить, что «капитан Остин мог сделать заключение по письменным отчетам капитана Пенни, которые были максимально конкретны и однозначны». Согласно заключению Комитета, показания Пенни не подтверждали факта, что он просил Остина предоставить ему пароход, кроме того, был намек, что Пенни начал раздувать весь скандал нарочно только после возвращения экспедиций домой, так как заметил, что все разочарованы их скромными достижениями. Следующим ударом для Пенни стало заключение Комитета о том, что одна из экспедиций должна была задержаться еще на две недели в проливе, чтобы получить сведения о его пригодности для навигации, и что ответственность эта лежала целиком на Пенни. Однако заключение содержало и некоторое утешение для Пенни, так как в нем высказывались похвалы и благодарность обоим капитанам за проделанную работу и достижения. Комитет признал их возвращение домой оправданным и разумным шагом. Тем не менее, общее впечатление было таковым, что аргументы Пенни отвергли в пользу показаний Остина.
Несмотря на официальное заключение, в конфликте между Остином и Пенни леди Франклин, Дж. Барроу, Ш. Осборн и многие другие были на стороне последнего. По их мнению, заключение Арктического Комитета, несмотря на то, что оно было подкреплено многочисленными документальными свидетельствами, было явно пристрастно и составлено в условиях враждебного отношения к Пенни. Основная ошибка Комитета была в том, что он сконцентрировался лишь на том факте, что пароход не был отправлен, когда это было необходимо. Но он не учел всей роли Пенни в этой экспедиции, а также того, что этот человек был самым преданным делу поисков Франклина, полным энтузиазма и энергии, искренне и от всего сердца мечтавший сделать все возможное для успеха их общего предприятия. Это отмечали все участники экспедиции.
По большому счету, ни Остин, ни Пенни не пострадали сильно от этого конфликта и его результатов: Остин продолжил успешную военную карьеру, а Пенни вернулся в китобойный промысел.
Несмотря на критику, которой щедро одаривали его Остин и Росс, Пенни заслужил большую популярность среди соотечественников, а за его дальнейшими начинаниями внимательно следила пресса. Пенни стал претворять в жизнь свою давнишнюю идею: создание китобойной базы в зал. Камберленд. Его действия еще более активизировались, когда он узнал, что американцы его опередили. Пенни объединил вокруг себя многих предприимчивых абердинских бизнесменов, которые основали Королевскую Арктическую Компанию. Директором ее стал У. Хогарт, Пенни получил пост начальника производства. На одном из островов в заливе было организовано поселение, в котором Пенни провел несколько лет. Большой заслугой Пенни явилось то, что он занимался не только проблемами промысла. Большое внимание он уделял образованию и духовному развитию местного населения, добивался от церкви организации в поселении миссионерского поста.
В 1861 году Пенни в качестве капитана совершил плавание на пароходе «Polynia» из Данди. Этот поступок вызвал негодование у его абердинских хозяев. В 1862 году он был уволен.
После его ухода Компания просуществовала недолго. Из-за финансовых проблем корабли были проданы, и Абердин перестал быть китобойным портом.
На закате своей карьеры Пенни вернулся в родной Петерхед. В 1863 году он возглавил плавание корабля «Queen», на котором вел китобойный промысел в Гудзоновом заливе. Он провел там совсем немного времени и остался на зимовку в зал. Камберленд.
Последние 25 лет своей жизни Пенни провел в уединении в Абердине, где и умер.
Плато на юге Баффиновой Земли.

Бухта на юго-западе о. Виктория в Канадском арктическом архипелаге.

Пролив между о. Батерст и п-овом Гриннелл о. Девон в Канадском арктическом архипелаге.

 

Вернуться на главную страничку