Пинегин Николай Васильевич
(27.04(10.05).1883–18.10.1940)

 

Художник, писатель, исследователь Арктики.
Родился в г. Елабуга Вятской губернии в семье ветеринарного врача. Начал обучение в Вятском реальном училище, продолжил в Пермской гимназии, из пятого класса которой был исключен «за неповиновение».
С 17 лет юноша стал жить самостоятельно. Он поступил в Казанское художественное училище, средства на существование добывал увеличением портретов, игрой в духовом оркестре, уроками.
В 1907 году Пинегин выдержал конкурсные экзамены в Академию художеств. На первых курсах обучения молодой студент, лишенный чьей-либо поддержки, испытывал большую нужду, которая заставляла его браться за любую работу.
Еще во время учебы в Казани он задумал поездку на Север, в Петербурге «тяга на Север» вспыхнула с новой силой. Сказалось чтение арктической литературы, да и наверное сам дух этого великого города, бывшего колыбелью всех российских полярных экспедиций.
В 1908 году ему удалось совершить поездку на Мурманское побережье Кольского полуострова. Результатом ее, кроме целого ряда зарисовок, стало первое литературное произведение Пинегина, а также еще большая тяга к «настоящему Северу».
В 1910 году он попал на Новую Землю, где с середины июля до конца сентября прожил в губе Крестовой. Ему посчастливилось на охранном судне «Бакан» совершить плавание до северной оконечности архипелага, посетить целый ряд заливов западного побережья северного острова, познакомиться с суровой арктической природой. Именно в том году на Новой Земле состоялось знакомство Пинегина с Г. Я. Седовым, переросшее во взаимную привязанность и дружбу. Написанные на Новой Земле картины были в том же году выставлены на Академической выставке в Петербурге.
Лето 1911 года Пинегин провел в Манчжурии, занимаясь нивелировкой железнодорожного пути между станциями Манчжурия и Харбин.
Вскоре ему предоставилась долгожданная возможность зимовки в Арктике. Он получил сразу два заманчивых предложения на участие в экспедиции: от Седова к полюсу и от В. А. Русанова в плавании на «Геркулесе». К счастью для Пинегина, он не выбрал экспедицию Русанова, закончившуюся, как известно, трагически для всех ее участников.
В экспедиции Седова на судне «Св. Фока» в 1912–1914 гг. Пинегин принимал участие в качестве художника, фотографа и кинооператора. Из нее он привез целый ряд картин, не уступающих полотнам знаменитого А. А. Борисова, создал первый русский фильм на арктическую тематику, являющийся уникальным кинодокументом. Этому путешествию посвящена книга Пинегина «Георгий Седов», которую, к сожалению, он так и не сумел полностью завершить.
Художественная деятельность не была, конечно, единственным занятием Пинегина в экспедиции. Под руководством своего друга В. Ю. Визе он изучил основы метеорологии и профессионально проводил метеорологические наблюдения, заменяя Визе во время его походов. Пинегин был великолепным охотником, принеся экспедиции огромную пользу. Запасы звериного сала, созданные Пинегиным, заменили иссякший уголь, когда «Св. Фока» пробивался через льды к ЗФИ. Добываемое Пинегиным свежее мясо спасло не одного седовца от цинги, свирепствовавшей в конце второй зимовки. Седов симпатизировал Пинегину за его неутомимость, энергию, прямой и открытый характер, и Пинегин отвечал ему любовью, уважением и беспрекословным подчинением. Лишь Седову удавалось гасить частые и серьезные конфликты Пинегина с П. Г. Кушаковым.
После возвращения из экспедиции Пинегин продолжил учебу в Академии художеств, в 1915 году на «Весенней выставке» продемонстрировал этюды, написанные им на Новой Земле и ЗФИ. За эти этюды он стал лауреатом премии Куинджи, многие из них были приобретены для музеев и частных коллекций.
События Первой мировой войны на некоторое время отодвинули на второй план интересы, связанные с изучением Арктики. Окончив в 1916 году Академию, Пинегин в течение двух лет был художником-историографом Черноморского флота, затем заведовал художественной студией в Симферополе, после разгрома студии деникинцами жил в Севастополе. В 1917 году во время отпуска он участвовал от Академии художеств в очередной «Весенней выставке» с картиной «Полярный покой», за которую также был удостоен премии Куинджи.
В том же 1917 году Пинегина избрали в Первый Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, однако вряд ли стоит считать, что его отношение к советской власти было безоблачным. В 1920 году после занятия Крыма большевиками Пинегин эмигрировал за границу. В Константинополе он работал грузчиком, гидом по византийским памятникам, рисовал вывески. В Праге получил заказ в королевском театре на изготовление декораций к опере «Борис Годунов», затем перебрался в Берлин, рисовал иллюстрации, занимался в Институте мореведения.
Во время жизни на Черном море и за границей Пинегин работал над своим экспедиционным дневником, который издал в виде книги под названием «В ледяных просторах». Выход этой книги стал в какой-то степени поворотным в его творчестве: большее предпочтение он стал отдавать не живописи, а литературе.
Однако главной его жизненной привязанностью оставалась Арктика. Уже в 1924 году Пинегин снова оказался на Новой Земле, на этот раз в составе СГЭ. В рамках ее исследований он участвовал в первых разведывательных полетах Б. Г. Чухновского.
В 1925 году Пинегин представил в АН свой детально разработанный проект исследования Северной Земли. По его плану экспедиция в составе 7 человек на 30 собаках должна была на парусно-моторной шхуне, приспособленной к зимовке во льдах, достичь Северной Земли или зазимовать у берегов Таймыра и отсюда за полтора года провести исследование. Однако экспедиция тогда не состоялась, а в 1930 году предпочтение было отдано проекту Г. А. Ушакова.
В 1928–1929 гг. по заданию полярной комиссии АН Пинегин на шхуне «Полярная Звезда» прошел из бухты Тикси к о. Большому Ляховскому, где организовал полярную станцию на мысе Шалаурова и зимовал на ней в 1929–1930 гг. Сотрудником этой экспедиции был, как известно, и геолог М. М. Ермолаев. На следующий год из-за гибели «Полярной Звезды» в районе мыса Буор-Хая на станцию не были доставлены необходимое снаряжение и смена зимовщиков, и полярники своим ходом зимой добирались до Якутска. Результаты работы возглавляемой Пинегиным станции изложены в двухтомном труде, изданном АН совместно с Арктическим институтом. Художественное же описание этой экспедиции дано в книге Пинегина «В стране песцов».
По возвращении с Новосибирских островов Пинегин поступил на работу в Арктический институт, где ему было поручено создание Музея Арктики, он был введен также в состав редколлегии «Бюллетеня Арктического института», в котором часто появлялись и его статьи. В эти же годы Пинегин начал уделять большое внимание популяризации арктических исследований. Благодаря ему, например, была переиздана книга В. А. Альбанова. Сам он выпустил интересный очерк «Новая Земля».
В 1932 году Пинегин руководил экспедицией на л/п «Малыгин», плавал к о. Рудольфа, самому северному острову арх. ЗФИ, где была построена метеорологическая метеостанция. «Малыгин» достиг рекордной на тот момент отметки свободного плавания в Арктике – 82° 28' с.ш.
В 1934 году Пинегин покинул Арктический институт и полностью посвятил себя литературе и живописи. Он создал большое количество картин на северную тематику, в которых запечатлены арктические пейзажи, порты, полярные станции. Собрания художественных произведений Пинегина имеются в нескольких российских музеях: Русском, Арктики и Антарктики, Центральном военно-морском, Петрозаводском краеведческом. В эти же годы он работал над романом «Георгий Седов», который, к сожалению, не успел закончить, не дожив и до 60 лет.
Похоронен в Петербурге на дорожке географов Литераторских мостков Волковского кладбища: гранитная стела. Прах перенесен в 1949 году с Волковского лютеранского кладбища. Рядом могила его друга В. Ю. Визе.
Остров в группе о-вов Южные Крестовые около западного побережья Новой Земли. Назвал Г. Я. Седов в 1913 году.

 

Мыс Пинегина и залив Иностранцева

(фото Е.А. Кораго)


Юго-западный входной мыс зал. Иностранцева на западном побережье Новой Земли. Назвал Г. Я. Седов в 1913 году.
Мыс на востоке о. Брюса арх. ЗФИ. Назван картографами в 1950-е годы.
Ледник на северном острове Новой Земли южнее губы Крестовой.
Озеро на севере о. Земля Александры арх. ЗФИ. Название утверждено в 1963 году Архангельским облисполкомом.

Речка на южном острове Новой Земли, впадающая в Карское море между мысами Берха и Колзакова.

 

Вернуться на главную страничку