Прончищев Василий Васильевич
(1702–29.08(09.09).1736)


Лейтенант, участник ВСЭ.
Долгое время информация о жизни Прончищева до ВСЭ была неизвестна широкой общественности. Выдающуюся роль в обнародовании биографических данных Прончищева сыграл школьный учитель географии из Тулы, ученый-краевед, энтузиаст Дориан Михайлович Романов, много времени и сил посвятивший работе в различных исторических архивах.
Прончищевы имели польские корни и перебрались в Москву еще во времена Ивана III. В конце XVII века отец Прончищева, участник Крымских походов 1687–1689 гг. был «написан стольником» и жил в своей вотчине в Калужской провинции под Алексиным, где и родился Василий – младший из пяти сыновей.
В 1715 году Прончищев поступил в Московскую навигацкую школу, а осенью 1717 года был переведен в Петербургскую морскую академию, которую окончил в 1721 году в звании гардемарина. С 1718 по 1724 год он тридцать четыре месяца проходил практику на судах Балтийского флота. В 1726 году получил звание мичмана и служил на кораблях Балтийского флота, а с 1730 года командовал судами, приписанными к Петербургскому адмиралтейству.
В январе 1733 года Прончищев одним из первых был включен в списки участников ВСЭ и назначен начальником ее Лено-Хатангского отряда, которому предписывалась опись берега Сибири от Енисея до Лены. Включение в состав экспедиции свидетельствовало о высокой оценке его профессиональных и человеческих качеств. В связи с назначением в ВСЭ Прончищева произвели в лейтенанты.
Отряд состоял из пятидесяти человек: кроме матросов, в него входили подштурман С. И. Челюскин, геодезист Н. Чекин, подлекарь и иеромонах. Летом 1735 года отряд спустился на дубель-шлюпке «Якутск» из Якутска вниз по Лене, через Быковскую протоку вышел в море Лаптевых, обогнул дельту Лены и встал на зимовку в устье р. Оленек около небольшого селения Усть-Оленек. Зима прошла благополучно, но весной несколько человек, в том числе и сам Прончищев, заболели цингой. Только 3 августа удалось выйти в море и в тот же день достичь устья р. Анабар. Здесь Прончищев отправил на берег Чекина для съемки реки и поисков руды, о которой рассказывали местные жители. После возвращения Чекина двинулись далее и 13 августа достигли устья Хатанги, а затем пошли на север, достигнув 77° 29' с.ш. (77° 55' как выяснилось впоследствии).
Ледовая обстановка стала резко ухудшаться, и Прончищев, уже тяжело больной, собрал совет, на котором было решено повернуть обратно. Согласно существовавшей инструкции подобные решения могли приниматься только на совете всего офицерского состава. Это решение было утверждено отдельным рапортом. Преодолевая тяжелый лед, дошли до западного берега Хатангского залива, где по решению совета собирались встать на зимовку. Однако подходящего жилья и плавника для его постройки не нашли и были вынуждены направиться на свое старое зимовье в устье реки Оленек. Выйдя на чистую воду, попали в жесточайший шторм, едва не погубивший судно. «Весь экипаж от стужи и трудов был в великом изнеможении и едва мог поворачивать парусами, которые от мокроты и стужи оледенели». Войти в устье удалось лишь 2 сентября, но сделали это уже под руководством Челюскина. «Высходе восьмого часа пополудни бывший наш командир дубель-шлюпки «Якуцк» сего числа божию волею умре, а подле себя оной лейтенант Прончищев никому команду не поручил токмо по регламенту и по старшенству взял команду штурман Семен Челюскин». Такая запись появилась в вахтенном журнале 30 августа 1730 года. Прончищева похоронили в устье р. Оленек. Через 145 лет в 1875 году могилу нашел геолог А. Л. Чекановский: «… Две жалкие, почерневшие, лишаями поросшие гробницы высятся здесь над нами на береговом яру. Полусгнившие доски гробниц рассеяны зимними пургами в беспорядке вокруг провалившихся, осевших могил. Малый невзрачный, извыветрившийся, но не сгнивший крест без перекладины стоит одинокий, как столб на могиле самоубийцы. Следы надписи на нем еще приметны, да и предание еще на устах у жителей. Это могила злополучного Прончищева и его неустрашимой жены». В 1893 году Э. В. Толль поставил на место упавший крест, прибив на нем доску с надписью: «Герою и героине Прончищевым». В 1921 году могила была восстановлена экспедицией Н. И. Евгенова. В 1999 году экспедиция Д. Шпаро вскрыла могилу Прончищевых. По хорошо сохранившимся в мерзлоте костям удалось провести измерения и сделать слепки. На основе их профессор В.П. Звягин выполнил по методу Герасимова скульптурные бюсты Прончищевых, а художница Е. Каллистова – их портреты.
Отряд, возглавляемый Прончищевым, нанес на карту берег Таймыра от Хатангского залива до открытых им о-вов Самуила, которые в 1935 году переименованы в о-ва Комсомольской Правды. Только спустя сто сорок два года прошло по этим местам следующее судно – пароход Н. А. Э. Норденшельда «Вега».
Берег восточного Таймыра от мыса Сибирский на юге до зал. Фаддея на севере. Назван в 1913 году экспедицией Б. А. Вилькицкого.
Мыс восточнее бухты Мод на восточном берегу Таймыра. Назван в 1919 году Р. Амундсеном.
Кряж между реками Оленек и Анабар. Назвал в 1892–1893 гг. Э. В. Толль.
Река и озеро на п-ове Таймыр северо-восточнее мыса Цветкова. Названа советскими исследователями.

 

Вернуться на главную страничку