Ритсланд Алексей Александрович
(1904–05.02.1938)


Советский полярный летчик, штурман.
Родился в Кудеверском районе Тверской губернии. После окончания средней школы поступил сначала в Ленинградскую артиллерийскую школу, а затем прошел курс обучения в школе летчиков-наблюдателей. В 1928 году его призвали в бомбардировочную авиацию Черноморского флота.
После демобилизации Ритсланд связал свою жизнь с полярной авиацией. За шесть лет службы в ней он совершил целый ряд знаменитых перелетов, навсегда вписав свое имя в историю покорения воздушного пространства Арктики. Ритсланд в качестве штурмана проводил ледовую разведку в Баренцевом и Карском морях, участвовал в спасении челюскинцев, осваивал воздушные трассы над Восточной Сибирью.
Последние годы он летал вместе с В. С. Молоковым. В их активе исключительно сложный перелет в 1935 году по маршруту Красноярск – Якутск – Нагаево – Уэлен – Нордвик – Красноярск. В 1936 году они совершили беспримерный рейс вдоль всего советского арктического побережья длиной 30 тысяч километров. За этот перелет Ритсланд был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в следующем году – орденом Ленина за выдающееся мастерство, проявленное в экспедиции на Северный полюс с целью высадки на лед группы И. Д. Папанина.
В феврале 1938 года встал вопрос о срочной эвакуации папанинцев. В спасательной экспедиции участвовали ледоколы «Таймыр», «Ермак» и «Мурман», а также самолеты. Но так как корабли шли очень медленно, а самолеты, возможно, вообще не смогли бы сесть на уже раздробленную льдину, приняли решение послать дирижабль «СССР В-6», который был способен быстро долететь до полярников и, зависнув над льдиной, поднять людей и оборудование. Его построили недавно и готовили к длительному перелету по маршруту Москва – Новосибирск, призванному положить начало первой в стране грузопассажирской дирижабельной линии.
Экипаж составили лучшие люди эскадры дирижаблей, самые знающие командиры, штурманы, бортмеханики – всего девятнадцать человек. Первым штурманом был назначен Ритсланд.
5 февраля 1938 года, несмотря на непогоду и метель, дирижабль стартовал на Мурманск. На борт взяли шесть тонн горючего, размещенного в 18 баках, 800 литров антифриза, трехмесячный запас продовольствия, комплекты теплой одежды, палатки, ружья, много другого снаряжения, а также ящики с пиротехникой – в Арктике полярная ночь, и чтобы отыскать черную палатку СП-1, возможно, потребуется сбрасывать осветительные бомбы на парашютах.
Дирижабль летел на высоте 200–300 метров. Метеосводка не радовала: низкая облачность, снег, обледенение, густой туман. В таких условиях полет проходил в течение пяти часов. Затем погода временно улучшилась – облачность поднялась, видимость возросла до 20 – 30 км. Используя попутный ветер, дирижабль развивал скорость более 100 км/ч. Еще через два часа корабль опять вошел в зону плотной облачности. Из соображений безопасности высоту полета увеличили с 300 до 450 метров. Для того чтобы воздухоплаватели не заблудились в пути, вдоль железной дороги на Мурманск рабочие по собственной инициативе зажгли костры. Но аэронавты, не предупрежденные об этом, только удивлялись огням.
Дирижабль летел, пользуясь картами 1906 года. Даже опытный Ритсланд не знал точно, где они находятся. В 18 часов 56 минут того же дня радист корабля «СССР В-6» передал очередную сводку о ходе полета, но больше на связь не вышел. Что же произошло?
Около 19 часов недалеко от города Кандалакши прямо по курсу перед дирижаблем в разрывах тумана неожиданно проступили очертания двуглавой горы. Второй штурман Мячков закричал: «Гора! Летим на гору!». «Право до отказа! – скомандовал второй командир Паньков. — До отказа!». Но ничего не помогло. На огромной скорости дирижабль стал сбивать деревья. Гондолу подбросило, затрясло, все кругом пронзительно заскрежетало, с треском разламываясь. Свет сразу погас. Выворачивая с корнем огромные сосны, корабль проламывал собой просеку. Гондола стала наполняться чем-то едким, удушливым. От искры, возникшей, как полагали, при замыкании в цепи электроснабжения, начался пожар. Страшный взрыв пиротехники разорвал стены гондолы, приподнял навалившийся на нее сверху стальной киль, выбросил на десятки метров горящие куски переборок, жестяные коробки с продовольствием, обломки догорающих ящиков, разметал по сторонам стальные швартовые тросы. Дирижабль превратился в ревущий огненный вулкан. С грохотом рвались баки с бензином, ящики с патронами. Пламя гигантским столбом рвалось к облакам.
Трагедия произошла в 39 километрах от Кандалакши. В 19.00 люди на железнодорожной станции Белое море слышали сильный глухой взрыв. Все тринадцать человек, находившихся в кабине, погибли. Среди них был и Ритсланд. Спаслись только шестеро аэронавтов, находившихся в мотогондолах и в хвосте. Раненные и обожженные, они упали на снег. Оправившись от шока, разожгли костер и стали ждать. Утром их нашла группа лыжников и поисковый отряд на оленьих упряжках.
Погибшие в катастрофе члены команды похоронены в Москве в колумбарии Новодевичьего кладбища, секция 4-5.
Мыс на северо-востоке о. Карла-Александра арх. ЗФИ. Назван полярными картографами в 1953 году.

 

Вернуться на главную страничку