Русанов Владимир Александрович
(03(15).11.1875–1913 ?)


Выдающийся русский ученый, географ, геолог, этнограф, экономист и полярный исследователь. Его последняя экспедиция – одна из самых известных и в то же время таинственных и трагических страниц в истории арктических исследований.
Родился в Орле, в семье купца. Отец умер, когда сыну было всего 5 лет. Рос любознательным мальчиком, но успехами в учебе, как ни странно, не отличался. За неуспеваемость его отчислили сначала из гимназии, затем из реального училища. С большим трудом, используя связи, устроили в семинарию, которую в 1900 году он окончил по последнему разряду.
Первое знакомство Русанова с Севером было вынужденным. Еще будучи семинаристом, он увлекся революционной деятельностью. Став вольнослушателем Киевского политехнического института, Русанов участвовал в студенческих беспорядках, за что был в очередной раз отчислен и отправлен на родину. После года тюрьмы его сослали в Вологодскую губернию, где он стал работать статистиком. Как говорится, нет худа без добра. С тех пор вся научно-исследовательская, организаторская и общественная деятельность Русанова была связана с Арктикой. Именно здесь счастливо проявились главные его черты – высокий профессионализм, увлеченность своим делом и самоотверженность, решительность, эрудиция и нестандартность мышления. Он стал изучать быт местного населения, природные ресурсы Севера, историю его освоения.
После двух лет ссылки Русанов стал хлопотать о досрочном освобождении. Ему предложили покинуть Россию, он уехал в Париж и поступил в Сорбонский университет, специализируясь по геологии.
Первым документом, характеризующим Русанова как полярного исследователя, являлось его письмо от 28 апреля 1904 года на имя военного министра России В. В. Сахарова. В этом письме фактически был изложен проект масштабного арктического мероприятия по освоению полярных пространств России. В основе этого проекта лежало предложение начать подготовку научного обследования Северного морского пути для перевода по нему Балтийской военно-морской эскадры. Необходимость этого определялась бедственным положением русской армии на полях сражений русско-японской войны. Сейчас конечно очевидно, что для решения указанной конкретной задачи предложение Русанова несколько запоздало. Достижение необходимой степени освоения Северного морского пути требовало значительно большего времени, которого просто не было. Тем не менее, если отвлечься от временных рамок, нельзя не признать глубочайшее понимание Русановым стоящей проблемы, охват всех ее научных и организационных нюансов, конкретность предлагаемых мероприятий. По существу все основные предложения Русанова были реализованы в последующие годы. Это и организация сети полярных станций, использование различных видов связи, организация системы гидрометеослужбы. Особенно ценны разработанные Русановым представления о законах генерального дрейфа льдов в Арктическом бассейне. На основе данных о дрейфе обломков судна Д. Де-Лонга «Жаннетты», дрейфа «Фрама» Русанов сделал вывод о том, что арктические льды постоянно движутся в неизменном и определенном направлении, описывая огромную дугу от берегов Сибири, через район полюса и до Гренландии. Причина дрейфа – перемещение водных масс, морские течения. Это он сказал в то время, когда большинство исследователей, например таких признанных, как Ю. М. Шокальский, А. И. Варнек, полагали, что господствующий дрейф определяется постоянно дующими ветрами. Даже Ф. Нансен в то время не имел на этот счет устоявшегося мнения. К сожалению, письмо Русанова Сахарову не было опубликовано в год его написания.
Программа, изложенная Русановым в этом письме, явилась и программой его собственной жизни. Анализируя всю его последующую деятельность, можно сказать, что он всегда готовился к плаванию по Северному морскому пути. Эта подготовка велась постоянно. Наряду с геологическими исследованиями она была второй и, скорее всего, главной целью его поездок на Север. Испытательным полигоном для Русанова явилась Новая Земля, на которой в общей сложности он провел шесть экспедиций.
Первая поездка состоялась в 1907 году после окончания Русановым Парижского университета. Частью на ветхом карбасе, частью пешком он прошел Маточкин Шар с запада на восток и обратно. Наблюдая за перемещениями ледников, Русанов сделал вывод о всеобщем отступании ледников Новой Земли.
В 1908 году он участвовал в качестве биолога во французской экспедиции на судне «Жак Картье» и пересек северный остров под 74° с.ш. с восточного берега от зал. Незнаемого на западную сторону в губу Крестовую и обратно. На основе собранного богатого полевого материала он сделал важные выводы о геологической истории развития Новой Земли. В последующих поездках на первый план все очевиднее стала выходить подготовка к задуманному им переходу по Северному морскому пути. Элементами этой подготовки были как пешие переходы, так и выход в море и попытки плавания на все большие расстояния.
В 1909 году Русанов осуществил третье посещение Новой Земли уже в составе правительственной русской экспедиции. Выдающуюся роль в организации и снаряжении этой экспедиции сыграл архангельский губернатор И. В. Сосновский, горячий поборник колонизации русскими северного острова Новой Земли, на территории которого все активнее вели хищнический промысел норвежцы. Архангельские власти поручили Русанову разработку плана экспедиции и всю подготовку к ней, однако, начальником назначили Ю. В. Крамера. Не мог эту должность занимать политически неблагонадежный человек. Кроме Русанова и Крамера, в состав экспедиции входили ботаник и препаратор К. А. Лоренц и фотограф-любитель А. А. Быков (их именами назвали острова в губе Северная Сульменева), а также чиновник особых поручений при губернаторе П. А. Галахов (его именем назвали острова в губе Машигина и гору).
Экспедиция отправилась из Архангельска на судне «Ольга», которое доставило ее в Крестовую губу. В Маточкином Шаре к экспедиции подключились проводники ненцы Санко и Илья Вылка. Русанов повторил пересечение северного острова, а также на небольшом суденышке прошел с описью вдоль западного берега значительное расстояние от губы Крестовой до п-ова Адмиралтейства.
В 1910 году также по инициативе И. В. Сосновского была организована экспедиция на парусно-моторном судне «Дмитрий Солунский», безвозмездно предоставленном архангельским рыбопромышленником Д. Н. Масленниковым (мыс и ледник на южном побережье зал. Норденшельда). В это свое четвертое плавание к Новой Земле Русанов отправился уже в качестве начальника. Капитаном судна был Г. И. Поспелов. В состав экспедиции входили также горный инженер М. М. Кругловский (его именем назвали мыс в губе Машигина и гору на берегу зал. Русская Гавань), зоолог С. С. Иванов, препаратор С. С. Четыркин, штурман В. Е. Ремизов.
В  Русанов плавал к Новой Земле в четвертый раз во главе экспедиции на парусно-моторном судне «Дмитрий Солунский». Перед экспедицией стояла сложная и почетная задача: достичь самой северной точки Новой Земли – мыса Желания. Ранее это удавалось лишь В. Баренцу в 1596 году, Савве Лошкину в 1760 году и Э. Иоганнесену в 1870 году. Очевиден целеустремленный переход Русанова от роли наземного геолога к роли полярного мореплавателя и гидрографа, т.е. планомерное приобретение им навыков, необходимых в длительном арктическом походе. 28 августа мыс Желания был успешно достигнут, но Русанов решил использовать это плавание для изучения ледовой обстановки и испытания судна. Лавируя между ледяными полями, он удалился от берега на целых полградуса, на глубине 360 м выполнил гидрологическую станцию. Это была хорошая подготовка к далекому походу, о котором Русанов не переставал думать.
В 1911 году Русанов в пятый раз плавал к Новой Земле на парусно-моторной лодке «Полярная», обошел кругом южный остров, произвел ряд топографических и гидрографических наблюдений.
К 1912 году он приобрел необходимые практические навыки для реализации своей идеи, высказанной в 1904 году. Оставалось выбрать время и найти необходимые материальные средства для организации похода на восток. Такой случай, на взгляд Русанова, представился в 1912 году. Правительство, учитывая успешное завершение экспедиции на «Дмитрии Солунском» и его европейскую известность (за исследование Новой Земли Русанов был награжден высшей научной наградой Франции – «академическими пальмами»), назначило Русанова начальником экспедиции на Шпицберген для разведки месторождений каменного угля и подготовки их к эксплуатации. Став начальником самостоятельной экспедиции, Русанов решил использовать ее для реализации своего давнего плана, рассматривая обследование Шпицбергена как начальную часть экспедиции, а сам архипелаг как стартовую точку трансарктического плавания. Он не скрывал своих намерений и писал о них в Министерство внутренних дел. В Норвегии был закуплен кутер «Геркулес» – судно, приспособленное для плаваний в Арктике, тщательно подобрана команда, каждый участник которой был предупрежден о возможной зимовке во льдах Арктики. Об этом, по-видимому, не знали только Р. Л. Самойлович и зоолог З. Ф. Сватош, которые должны были отправиться на материк после окончания работ на Шпицбергене. Оставшаяся команда состояла из 11 человек, включая Русанова и его невесту, геолога и врача, француженку Жюльетту Жан. Капитаном судна был А. С. Кучин.
Закончив работу на Шпицбергене и отправив Самойловича, Сватоша и матроса Попова, Русанов пошел к Новой Земле. Здесь в становище в Поморской губе он оставил записку от 18 августа (ст. стиль), которая оказалась последним известием от исчезнувшей затем экспедиции. Из записки следовало, что экспедиция от Новой Земли отправится на восток, а если погибнет судно, направятся к ближайшим по пути островам Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов продовольствия на год.
Поиски экспедиции успехом не увенчались. Лишь в 1934 году на одном из островков в о-вах Мона (о. Геркулес) был обнаружен столб с вырезанной надписью «Геркулес» и сломанные нарты. Несколько позднее на другом островке в восточной части шхер Минина (о. Попова-Чухчина), почти у самого берега материка было найдено несколько предметов, несомненно принадлежавших участникам экспедиции Русанова. Это были единственные подтвержденные следы пропавшей экспедиции. Впоследствии появлялись различные сообщения о находках следов пребывания группы Русанова, существовало даже мнение о том, что они побывали на еще не открытой Северной Земле, но все это по разным причинам подтвердить не удалось.
Трагическая гибель Русанова в расцвете физических и духовных сил не позволила в полной мере раскрыться его огромному творческому потенциалу. Но даже на основе того, что ему удалось сделать, можно без всякого преувеличения сказать: по широте своих взглядов, размаху и глубине проработки информации, планам и замыслам Русанов может быть поставлен в один ряд с такими выдающимися арктическими исследователями, как Н. А. Э. Норденшельд, Ф. Нансен, Ф. П. Врангель, Э. В. Толль.
В городе Печора Русанову поставлен памятник. На гранитном постаменте Русанов в сопровождении местного жителя в лодке. Надпись: «Исследователю Печорского края В. А. Русанову». В 1984 году в Орле открыт дом-музей В. А. Русанова.
На о. Попова-Чукчина в шхерах Минина в 1957 году поставлен геодезический знак – деревянный крест с надписью: «В память экспедиции геолога В. А. Русанова 1913 года». Во второй половине 1970-х годов экспедицией «Комсомольской правды» на о-вах Геркулес и Попова-Чухчина, а также у п-ова Михайлова на берегу Харитона Лаптева, где находили предметы, принадлежавшие экспедиции Русанова, установлены памятники с надписями: «Полярному исследователю В. А. Русанову, капитану А. С. Кучину, экипажу судна «Геркулес». Потомки помнят».
Полуостров на южном побережье южного острова Новой Земли и бухта на западе этого полуострова. Названы, видимо, в 1927 году 14-й экспедицией Плавучего морского научного института на экспедиционном судне «Персей».
Долина, выходящая к основанию зал. Незнаемый, и гора на северном берегу этого залива. Русанов в 1908 году прошел по этой долине во время пересечения северного острова с запада на восток. Названия даны Новоземельской экспедицией АН в 1925 году.
Мыс на востоке о. Нансена арх. ЗФИ. Назван советскими картографами в 1950-е годы.
Мыс на о. Колосовых в шхерах Минина. Назвал в 1957 году советский гидрограф В. А. Троицкий.
Мыс на южном берегу Ис-Фьорда на о. Западный Шпицберген.

Ледник на севере о. Октябрьской Революции арх. Северная Земля. Назвали в начале 1950-х годов советские геологи.
Гора и речка (Русановка) на северо-востоке о. Большевик арх. Северная Земля.
Залив на восточном побережье северного острова Новой Земли. Открыл Русанов и назвал его «Шурик» в честь сына. 2 сентября 1925 года советская экспедиция Института по изучению Севера на парусно-моторном судне «Эльдинг» под руководством Р. Л. Самойловича дала настоящее название.
Пролив между п-овом Русанова и о. Богословского. Название появилось в 1930-е годы по аналогии с названием полуострова.

Озеро на п-ове Таймыр. Названо, по-видимому, арктическими геологами.

 

Вернуться на главную страничку