Самойлович Рудольф Лазаревич
(01(13).09.1881–04.03.1939)


Выдающийся советский исследователь Арктики, педагог, профессор.
Родился в Азове в богатой семье главы русско-греческой фирмы, экспортировавшей за границу хлеб. С раннего детства сталкивался с моряками, завидовал их образу жизни.
Окончив гимназию в Мариуполе, юный Самойлович выбрал себе профессию геолога-горняка и уехал учиться в Германию, в знаменитую Фрейбургскую Королевскую горную академию. В Германии Самойлович втянулся в революционную деятельность, а, вернувшись в Россию, стал одним из активнейших подпольщиков в Ростове. Он подвергся аресту, познал тюрьму, ссылку, побег и возвращение к подпольной работе, новый арест и высылку в Пинегу Архангельской губернии. Здесь он встречается с В. А. Русановым, знакомство с которым превратило его из «северянина поневоле» в «северянина на всю оставшуюся жизнь». Здесь же в Пинеге Самойлович начал работать по специальности. Он занялся исследованием геологии Пинежского края. В этот же период была опубликована его первая научная работа, посвященная гипсовым пещерам на Пинеге.
В 1912 году Самойлович вместе с Русановым отправился на Шпицберген, где они поставили первые заявки на угольные месторождения. В 1913 году он вывез первый русский полярный уголь.
1915–1916 гг. Самойлович провел в Карелии, где обнаружил богатые месторождения полевого шпата и мусковита. После революции он продолжал заниматься изучением и освоением богатств Крайнего Севера. В 1920 году Самойлович возглавил Северную научно-промысловую экспедицию, в составе которой были десятки полевых партий и сотни исследователей. Через несколько лет она переросла в Институт по изучению Севера – современный Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт в Санкт-Петербурге. Таким образом, Самойлович был его создателем и первым директором до 1938 года (с перерывом в 1930–1932 гг.).
В 1920-е годы Самойлович сосредоточил свою геологическую деятельность на Новой Земле, где в период 1921–1927 гг. он провел пять экспедиций. Эти работы обеспечили обстоятельное географическое и геологическое изучение архипелага и в немалой степени способствовали сохранению его в составе России.
В 1926 году Самойлович совместно с будущим академиком Д. И. Щербаковым сделал первый подсчет запасов апатито-нефелиновых руд на Кольском полуострове.
Всемирную славу Самойловичу принесло руководство историческим рейсом ледокола «Красин» в 1928 году по спасению экспедиции У. Нобиле на дирижабле «Италия». Успешное завершение этого рейса в значительной степени повысило престиж Советского Союза на международной арене. Самойлович был награжден только что учрежденным орденом Трудового Красного Знамени.
В последующее десятилетие он вел кипучую исследовательскую экспедиционную деятельность в Северном Ледовитом океане, посетив едва ли не все его моря, острова и архипелаги. Возглавляемые им экспедиции работали на ледокольных пароходах «Г. Седов», «Русанов», «Садко». Это были комплексные экспедиции, занимавшиеся изучением гидрологии и гидробиологии океана, рельефа и геологического строения его дна, климата Арктики. Самойлович искал следы своих товарищей, пропавшей экспедиции Русанова, с которыми он расстался в 1912 году на Шпицбергене.
В 1931 году Самойлович был научным руководителем крупнейшей международной экспедиции на дирижабле «Граф Цеппелин». В этой экспедиции он был и географом, и геоморфологом, и океанографом, и гляциологом, и топографом. Аэровизуальные наблюдения Самойловича в той экспедиции не потеряли своего значения и сейчас.
За выдающиеся работы в Арктике Самойлович в 1935 году был награжден орденом Ленина, ему без защиты присуждена ученая степень доктора географических наук. Он депутат Ленсовета, вице-президент Географического общества СССР, член Международного морского арбитража, почетный член многих географических обществ мира.
В 1937 году состоялась его последняя, двадцать первая по счету северная экспедиция. Этот год отличался крайне тяжелой ледовой обстановкой во всех арктических морях. Во льдах застрял почти весь арктический флот, в том числе и три ледокольных парохода «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин». На них собрался практически весь цвет советской полярной науки. По настоянию участников дрейфа начальником объединенной экспедиции был назначен Самойлович. В экстремальных условиях зимовки он оказался блестящим руководителем. В первую очередь были созданы приемлемые для сложившейся ситуации бытовые условия. В состав участников зимовки входили около 30 научных сотрудников различных специальностей, что позволило организовать непрерывные комплексные исследования в течение всего дрейфа, который проходил через практически неисследованные районы Северного Ледовитого океана. Благодаря высокой научной квалификации участников студенты-практиканты гидрографического института смогли продолжить свое образование, были организованы курсы штурманов и механиков, давались уроки русского языка и математики. Каждому было найдено дело, а это, как известно, главное условие для успешной зимовки.
В 1938 году воздушная спасательная экспедиция на трех тяжелых самолетах начала эвакуацию зимовщиков, оставив на судах лишь необходимый минимум. Начальник экспедиции настаивал на необходимости оставаться до конца дрейфа, но его затребовали в Ленинград. Начались поиски «козлов отпущения».
24 июля 1938 года Самойлович был арестован в Кисловодске, в санатории, где лечился после зимовки. Об аресте «врага народа» Самойловича никаких сообщений не последовало. Он исчез, ушел в неизвестность. Его имя исчезло из всех последующих публикаций. Согласно справке, полученной родственниками в 1999 году, Самойловича обвинили в том, что он «… являлся агентом германской и французской разведок, создал в институте антисоветскую вредительскую организацию…». 4 марта 1939 года он был приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян.
Остров западнее о. Октябрьской Революции. Назвали в 1932 году участники экспедиции на л/п «Русанов». В 1938–1965 гг. назывался о. Длинный.
Бухта на западном побережье южного острова Новой Земли. Назвала в 1925 году комиссия СГЭ под председательством Н. И. Евгенова.
Пролив между о. Королевского общества и о. Ли-Смита на арх. ЗФИ. Название дано в 1930 году, по-видимому, начальником п/ст «Бухта Тихая» И. М. Ивановым.
Ледниковый купол на юго-востоке о. Карла-Александра арх. ЗФИ. Назван в 1963 году сотрудниками ААНИИ. Название утверждено решением Архангельского облисполкома от 26 августа 1963 года.

 

Вернуться на главную страничку