Седов Георгий Яковлевич
(23.04(05.05).1877–20.02(05.03).1914)


Русский морской офицер и полярный исследователь.
Родился на берегу Азовского моря в семье рыбака, с детства полюбил и узнал море. Жизнь сложилась так, что только в 14 лет Седов смог поступить в школу. Пройдя за два года три класса, из-за необходимости зарабатывать деньги прекратил учебу стал приказчиком в бакалейной лавке. Но такая жизнь его естественно не устраивала. В 18 лет он ушел из дома и поступил в Ростове-на-Дону в мореходные классы. Зимой упорно учился, летом зарабатывал деньги матросом на судах, плававших по Черному морю, получая при этом необходимый морской опыт. Блестяще окончив в 1898 году мореходные классы, Седов получил звание штурмана дальнего плавания. Некоторое время он проплавал помощником капитана, затем капитаном на небольшом грузовом судне, ходившем между Новороссийском и Батуми. Все свободное время Седов отдавал самообразованию, а в 1900 году сдал экзамен на чин прапорщика военного флота. После этого поехал в Петербург и добился права сдать экзамен за полный курс Морского корпуса. Сделать это было нелегко, так как в элитный Морской корпус принимались в первую очередь дети потомственных дворян и лишь в случае некомплекта – высокопоставленных чиновников и высшего духовенства. Седову пришлось в полной мере проявить свойственное ему упорство, которое в совокупности с хорошей подготовкой помогли ему уже через год сдать экзамен и получить чин поручика по Адмиралтейству. Его прикомандировали к ГГУ.
В 1902 году он впервые попал в Арктику в составе гидрографической экспедиции генерала А. И. Варнека, который быстро оценил способности и самоотверженность Седова, всегда готового к выполнению самых сложных и опасных заданий. В тот период у Седова зародилась мысль об экспедиции к Северному полюсу.
Во время русско-японской войны Седов командовал миноносцем Амурской флотилии, по окончании войны был назначен распорядителем работ по установке плавучих предостерегательных знаков в дальневосточных морях, а затем работал военным гидрографом на Каспийском море.
Серьезным испытанием для него явилось назначение начальником экспедиции по гидрографическому исследованию устья Колымы. Это важнейшее государственное задание было им успешно выполнено.
Летом 1910 года Седов производил съемку Крестовой губы на Новой Земле. В этот период он принял решение не откладывать реализацию своей мечты об экспедиции к Северному полюсу.
В 1912 году он представил свой проект экспедиции начальнику ГГУ генералу А. И. Вилькицкому. О проекте Седова заговорили в разных кругах русского общества и, как оказалось, общая реакция на него была в основном негативной. Советские историографы объясняют это в первую очередь неприязнью к Седову как выходцу из низкого сословия, а также тем обстоятельством, что Северный полюс, как тогда считали, уже был достигнут Р. Пири. Возможно, доля истины в этом есть, но главная причина, скорее всего, в другом. История показывает, что главной задачей российских арктических исследований еще со времен Ломоносова было всестороннее изучение возможностей плавания вдоль северных берегов Сибири, столь необходимое для освоения и развития этого региона. Россия никогда не участвовала в так называемых «гонках к полюсу». К тому же намеченный маршрут от ЗФИ был наименее удачным для достижения полюса из-за своей протяженности, особенностей ледовой поверхности и господствующих течений. Проработка деталей проекта также была не достаточно глубока. Это, в частности, касалось скорости передвижения по льду, количества необходимого корма для собак и др. Кроме того, Седов рассчитывал начать движение с 83° с.ш. от Земли Петермана или Земли Оскара, которых на самом деле не существовало, и это было уже известно. Особая комиссия при морском министерстве под председательством А. И. Вилькицкого в составе капитана 1 ранга Бухтеева, капитана 2 ранга А. В. Колчака, полковника Мордвинова, тайного советника А. А. Бунге, статского советника Л. Л. Брейтфуса, надворных советников Толмачева и А. А. Бялыницкого-Бирули признала план экспедиции к полюсу непродуманным. Государственная дума отказала Седову в финансировании проекта.
Но не такой человек был Седов, чтобы отступить. Он решил, во что бы то ни стало, провести экспедицию в этом, 1912 году, организовав ее на частные пожертвования. Стремясь добиться больших пожертвований, он устно и письменно делал широковещательные заявления о несомненном успехе предстоящей экспедиции, быстром покорении полюса, славе России и т.п. Расчет на обильные пожертвования не оправдался. Кроме того, поджимали сроки. В итоге из-за недостатка средств и времени, недобросовестности поставщиков, отсутствия должного контроля со стороны руководителя экспедиция была организована плохо. Выход судна экспедиции «Св. Фока» из Архангельска в середине сентября ставил под большой вопрос достижение в том же году ЗФИ.

 

На мостике «Св. Фоки» в Баренцевом море слева направо Седов, механик Зандер, Павлов, капитан Захаров, Кушаков, Пинегин, Визе

«Св. Фока» у Новой Земли. 1912 – 1913 гг.

 


Из-за необычайно тяжелой ледовой обстановки судно смогло дойти только до Новой Земли, где было затерто льдами и осталось на зимовку. В период этой зимовки экспедиция добилась самых больших научных результатов. Именно ради них, а не гонки к полюсу, ее и следовало организовывать. Седовым впервые были нанесены на карту Южные Крестовые острова. В результате наземных маршрутов Седова северная оконечность Новой Земли приобрела совершенно новый, истинный вид: были открыты и нанесены на карту новые заливы, ледники, хребты. Были проведены геологические и биологические исследования северной части северного острова Новой Земли. Параллельно шла подготовка к дальнейшему плаванию. Только 3 сентября 1913 года «Св. Фока» смог двинуться к ЗФИ. По состоянию экспедиции к этому моменту самое время было возвращаться домой. Именно с таким предложением 29 августа обратились к Седову ведущие сотрудники экспедиции. Это был страшный моральный удар, но Седов остался непреклонным, отступать он не мог.
13 сентября бросили якорь у мыса Флора на юго-западной оконечности о. Нортбрук. К этому моменту иссякли запасы угля, и в топках жгли звериное сало, тросы и старые паруса. Несколько пополнив запасы топлива остатками угля бывшей здесь ранее американской экспедиции А. Фиала, двинулись на север, но вскоре были остановлены непреодолимыми льдами и зазимовали в бухте Тихой на о. Гукера.

 

Седов в каюте «Св. Фоки»
(из архива РГО)


Вторая зимовка из-за недостатка продовольствия и топлива проходила в тяжелых условиях. Седов, как и многие участники экспедиции, был болен цингой, но ничто не могло сломить его воли и заставить отказаться от похода к полюсу. 15 февраля с матросами Г. В. Линником и А. М. Пустошным на трех нартах и с восемью собаками он отправился в свой последний маршрут. Трагический исход похода был очевиден всем, так как взятого провианта в лучшем случае могло хватить только до полюса. Седов шел на очевидное самоубийство, для такого человека, как он, этот исход в данной ситуации был наилучшим. То, что Седов понимал гибельность своего похода, подтверждает, на наш взгляд, следующий факт. В последний момент он отказался от планировавшегося участия в походе В.Ю. Визе, мотивируя это решение нежеланием срывать научные наблюдения. Визе – пожалел, себя и матросов – нет.
Исполняющим обязанности начальника экспедиции Седов назначил Кушакова. Оставленная тому инструкция, по сути, явилась завещанием Седова. В ней он предстает в первую очередь как удивительно благородный человек. Вот выдержки из нее:
1. По возможности не менять заведенный мною порядок. Прибегать к этому лишь в крайних случаях…
2. Научные работы сосредоточить главным образом, по восточному побережью Британского канала, как более свободному от ледового покрова…
………………………………..
4. Одну экспедицию отправить на Cape Flora под начальством художника Николая Пинегина. Заготовить там дрова для судна и оставить записку на видном месте на случай прихода туда какого-либо судна…
………………………………..
8. Полюсную партию ждите в бухте Тихой только до первого августа с.г., после чего постройте каменную землянку и оставьте в ней небольшой запас провизии, ружья патроны и вообще все необходимое для приюта 3 человек, а сами идите в Россию на судне или карбасе и ни в коем случае не оставайтесь на новую зимовку за полярным кругом, ибо многие наши люди третьей зимовки не перенесут……
9. Уходя с Земли Франца-Иосифа, оставьте на Cape Flora копии карт Вами произведенных гидрографических работ и других работ, отремонтируйте там один домик. Приведите в порядок провизионные запасы и сложите их в домик, а также отремонтируйте находящийся на Cape Flora карбас на случай, если бы нам пришлось плыть на нем в Россию……
10. По приходе в Россию не беспокойтесь ходатайствовать о посылке за нами судна, так как это будет напрасная трата средств, ибо, если нам суждено уцелеть, то мы и самостоятельно доберемся домой….
…………………………………………
12. Одной из главных Ваших задач является внимательная забота о здоровье и целости жизни людей экспедиции, благополучный исход чего послужит большой пользой для дела и высокой нравственной наградой для Вас.

На седьмой день похода Седов уже не мог идти и был вынужден передвигаться на  нартах. Тем не менее о возвращении он не хотел и слышать, возлагая надежды на пополнение продовольствия в бухте Теплиц на о. Рудольфа из оставленных там запасов итальянской и американской экспедиций. Но дойти до этого острова им было не суждено. 5 марта 1914 года Седов скончался. Матросы хотели добраться до бухты Теплиц, пополнить там запасы, а затем с телом Седова вернуться на судно. Но из-за огромного разводья дойти до бухты по морскому льду они не смогли, а идти по леднику не решились. В конце концов, они отказались от решения доставить тело Седова на судно и похоронили его то ли на мысе Аук, то ли мысе Бророк о. Рудольфа, завалив кучей камней и установив крест из лыж. Рядом положили флаг, который Седов хотел водрузить на полюсе. В 1938 году на мысе Аук сотрудники п/ст «Остров Рудольфа» нашли обломки лыж, ржавые консервные банки, истлевшие куски брезента, веревок и меховой одежды. Здесь же были небольшой топорик-молоток и флагшток, на котором сохранились обрывки русского флага. На флагштоке была медная втулка с надписью «Polar Expedit. Sedow 1914». Тело Седова найдено не было. Обнаруженные предметы хранятся в Музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге. В 1977 году флагшток был доставлен на Северный полюс экспедицией на атомоходе «Арктика».
Экспедиция вернулась в Россию в 1914 году. На обратном пути, на мысе Флора состоялась знаменитая встреча с двумя оставшимися в живых участниками экспедиции Г. Л. Брусилова штурманом В. И. Альбановым и матросом А. Э. Конрадом.
Отдавая дань мужеству и целеустремленности Седова, его любви к России, желании принести ей славу, нельзя не сказать и о том, что в советское время роль его в исследовании Арктики была явно преувеличена, а сам он буквально канонизирован. Очевидно, что он не может быть поставлен в один ряд с такими исследователями, как, например, Н. А. Э. Норденшельд, Ф. Нансен, В. А. Русанов, Ф. П. Литке, Ф. П. Врангель.
На мысе Бророк на толстом деревянном брусе установлена памятная доска с надписью: «Expedition Leut. Sedov 1912–1914 гг.».
На месте предполагаемого захоронения Седова мысе Аук экипажем дизель-электрохода «Обь» водружен столб, укрепленный камнями, с надписью в верхней части: «Седов», ниже по окружности: «Экспедиция на «Седове».
В 1929 году экспедицией О. Ю. Шмидта поставлена памятная доска с надписью: «Место, где погиб Г. Я. Седов, погибший во время похода на Северный полюс».
Северный входной мыс бухты Тихая и ледник на о. Гукера арх. ЗФИ.

 

2007 год. Мыс Седова. Брошенная полярная станция «Бухта Тихая»

(фото Н.М. Столбова)

Ледник Седова

(фото Е.Суворовой)


Пик в юго-западной части северного острова Новой Земли. Назвала СГЭ в 1925 году.
Бухта на о. Норд арх. Норденшельда. Названа в 1939 году экспедицией на г/с «Норд».
Бухта и островок в губе Дыроватая на западе о. Вайгач. Назвал в 1902 году А. И. Варнек.

 

Население залива Седова

(фото А.А. Братаева)


Залив на Карском побережье северного острова Новой Земли. Открыл в 1910 году В. А. Русанов. Название дано в 1925 году экспедицией Института по изучению Севера на парусно-моторном судне «Эльдинг» под руководством Р. Л. Самойловича.
Залив на западном побережье северного острова Новой Земли. В 1912 году Г. Я. Седов назвал «губой Суворина» в честь одного из организаторов его экспедиции. Настоящее название дано в 1914 году участниками экспедиции Седова.
Кроме того, в честь л/п «Г. Седов» названы:
Архипелаг у входа с запада в прол. Красной Армии между островами Комсомолец и Октябрьской Революции. Открыт в 1930 году экспедицией ВАИ на л/п «Г. Седов». Первоначально назван в честь советского военачальника С. С. Каменева, а в 1937 году переименован в честь открывшего его ледокольного парохода.
Пролив (рейд Седова) между островами Правды и Нансена арх. Норденшельда, где л/п «Г. Седов» укрывался ото льдов при выгрузке имущества п/cт «Остров Правды».

 

Вернуться на главную страничку