Сорокин Михаил Яковлевич
(24.09(07.10).1879–24.06.1955)


Выдающийся советский ледовый капитан.
Родился в селе Ахмат на Волге, ныне Красноармейский район Саратовской области. Его отец был купцом, имел свой пароход и пристань. По информации правнучки Михаила Яковлевича Жанны в селе Дубовка (ныне Волгоградской области) до сих пор стоит его бревенчатый дом.

С ранних лет Сорокин плавал на рыбацкой лодке по Волге, служил матросом на рыбачьих шаландах, занимающихся промыслом в Каспийском море. Позже  работал на судах транспортного флота восточного российского общества, на крейсере «Аврора» сражался в Цусимском бою. Проявив огромное желание, упорство и настойчивость, поступил в Бакинское мореходное училище и получил диплом штурмана.
К началу Первой мировой войны Сорокин командовал г/c «Азимут», на котором, кроме обычных промерных работ, должен был заниматься тралением мин. В чине штабс-капитана корпуса гидрографов он получил свои первые боевые награды: ордена Св.Станислава 2 степени с мечами и Св.Анны 4 степени с надписью «За храбрость» .
Весной 1918 года Сорокин на «Азимуте» участвовал в знаменитом «ледовом походе» кораблей Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт.
После демобилизации Сорокин работал на ледоколах в Балтийском море, завоевав себе славу опытного ледового капитана, и не случайно, что его знания и способности вскоре оказались востребованными в Арктике. Два года он работал в Карских экспедициях, в 1929 году на «Красине» провел 26 судов, заложив начало регулярным плаваниям в западном секторе Северного морского пути, в 1934 году руководил морскими операциями Второй Ленской экспедиции.
В мае 1938 года Сорокина назначили капитаном ледокола «Ермак». Как известно, в тяжелейшем по ледовым условиям 1937 году большая часть арктического флота оказалась плененной льдами в различных районах Арктики. Флагман советского ледокольного флота должен был сыграть главную роль в освобождении зимовавших судов, многие из которых находились в тяжелом положении. «Ермак» под руководством Сорокина достойно решил эту задачу.
10 мая, в ранний для арктических плаваний срок, «Ермак» отправился к арх. ЗФИ, где зимовали л/п «Владимир Русанов», пароходы «Рошаль» и «Пролетарий». Преодолев тяжелейшие 9-бальные льды, ледокол подошел к бухте Тихой, освободил скованные льдом суда и вывел их к кромке льдов.
Забункеровавшись углем в Мурманске, «Ермак» отправился к Диксону и оказал необходимую помощь шести зимовавшим здесь иностранным судам. Следующим этапом было освобождение из льдов прол. Вилькицкого каравана судов ледореза «Ф. Литке».
Выполнив эту операцию, «Ермак» отправился в море Лаптевых. Ему предстояла самая трудная задача – вывести из ледового плена ледокольные пароходы «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин», дрейфовавшие в Центральном Арктическом бассейне.
Ледокол пошел на север, куда в свободном плавании не доходило еще ни одно судно. Движению препятствовали не только мощные 9–10-бальные льды, но и очень густой туман. Астрономические наблюдения были крайне затруднены, часто приходилось останавливаться и ложиться в дрейф.
Наконец, на рассвете 28 августа, когда туман рассеялся, взору команды «Ермака» открылись дрейфующие суда, стоявшие уже под парами. «Ермак» достиг 83° 06' с.ш., которая была рекордной для свободного плавания.
Первым был выведен «Малыгин», которого «Ермак» взял на буксир. «Садко» пошел самостоятельно по пробитому ледоколом каналу. Невыполнимой задачей оказался вывод «Седова». Во время дрейфа у него был поврежден руль, судно покоилось в прочном ледяном корыте. Попытки взять его на короткий буксир ни к чему не привели. Толстый 6-дюймовый трос не выдерживал нагрузки, к тому же сам «Ермак» потерял правый гребной винт. Резкое похолодание и быстрый северный дрейф угрожали зимовкой для всех судов, и руководство приняло решение оставить «Седов» в дрейфе и использовать его как научную станцию. Команда была составлена исключительно из добровольцев, капитаном добровольно стал К. С. Бадигин. Героический дрейф «Седова», во время которого полярниками были получены выдающиеся научные материалы, продолжался еще два года.
Обратный путь также проходил в тяжелых льдах. «Ермак» потерял левый гребной винт и остался только со средней машиной. Помогая друг другу, корабли 10 сентября все же вышли на кромку льдов, где их поджидали для бункеровки ледорез «Литке» и пароход «Моссовет».
На этом навигация для «Ермака» не закончилась. Израненный ледокол занялся проводкой судов на трассе Карское море – море Лаптевых. Всего в арктическую навигацию 1938 года «Ермак» прошел свыше 13 тысяч миль, из них 2600 миль в тяжелых льдах. Было освобождено из ледового плена 17 судов, проведено по трассе Северного морского пути – 10 транспортных судов. За эту навигацию «Ермаку» было присуждено переходящее Красное знамя, многие члены экипажа, в том числе и Сорокин, удостоились значка «Почетному полярнику».
Сорокин продолжал командовать «Ермаком» и в последние два предвоенных года, и в течение всей войны, когда ледокол был введен в состав Балтийского флота и выполнял боевые задания по обеспечению Ленинградского фронта. Под артиллерийскими обстрелами и бомбежками, в туман и снежную мглу, в суровые 40-градусные морозы «Ермак» проводил караваны с продовольствием, топливом, оборудованием. Боевые заслуги Сорокина отмечены орденами Ленина, Красного Знамени и Нахимова 2 степени.
По окончании войны «Ермак» под командованием Сорокина участвовал в спасательных операциях на Балтике.
За трудовые и боевые подвиги Сорокин, более двенадцати лет командовавший «Ермаком», был награжден семью орденами и тремя медалями. Он воспитал целую плеяду ледовых капитанов, в том числе Ю. С. Кучиева, который на атомоходе «Арктика» впервые достиг Северного полюса, реализовав лозунг создателя «Ермака» адмирала С. О. Макарова «Напролом – к полюсу».
Умер в Ленинграде, похоронен на Серафимовском кладбище.
Остров восточнее о. Белуха в Карском море. Назван в 1933 году И. А. Ландиным.

 

Вернуться на главную страничку