Толль Эдуард Васильевич
(02(14).03.1858–1902)


Русский геолог, выдающийся арктический исследователь.
Родился в Ревеле. В 1882 году окончил Дерптский (ныне Тартуский) университет, путешествовал как натуралист по Средиземноморью, посетил Алжир и Балеарские острова.
В 1885–1886 гг. Толль участвовал в руководимой А. А. Бунге экспедиции Петербургской АН на Новосибирские острова. Он обследовал острова Большой Ляховский, Землю Бунге, Фаддеевский, Котельный, западный берег о. Новая Сибирь. С северного побережья о. Котельный при ясной погоде увидел, как он считал, «контуры четырех гор, которые на востоке соединялись с низменной землей». Толль решил, что это – Земля Санникова и с тех пор безоговорочно поверил в ее существование. Мечта вступить на нее определила всю его дальнейшую трагическую судьбу.
В 1890 году на Международном географическом конгрессе Толль познакомился с Ф. Нансеном, который посвятил его в планы своей экспедиции на «Фраме». С тех пор началась их дружба. По просьбе Нансена Толль организовал закупку и доставку в Хабарово и Оленек хороших ездовых собак для его экспедиции, а также во время своей экспедиции 1893 года заложил несколько продовольственных депо на Новосибирских островах на случай гибели «Фрама». За эту помощь правительство Норвегии наградило Толля орденом.
В 1893 году он возглавлял геологическую экспедицию Петербургской АН в северные районы Якутии, обследовавшую пространство между нижним течением рек Лена и Хатанга и дал первое описание плоскогорья между реками Анабар и Попигай и горного кряжа между реками Оленек и Анабар. Посетил о. Котельный и снова «видел» Землю Санникова. В 1894 году ИРГО наградило Толля медалью Пржевальского.
В 1899 году под начальством С. О. Макарова Толль участвовал в плавании ледокола «Ермак» к берегам Шпицбергена.
Мысль о достижении Земли Санникова не оставляла его. 17 апреля 1898 года он выступил в ИРГО с изложением плана экспедиции. На этом заседании, помимо русских ученых, присутствовал и Нансен. В проекте, который был опубликован, Толль предлагал снарядить экспедицию уже в 1898–1899 гг., для чего считал необходимым послать судно в устье Лены и оттуда направиться к Земле Санникова, оставить там людей на зимовку и на следующий год снять их. Привлекательность проекта была в том, что Толль предусматривал всестороннее научное исследование Арктики. В общих чертах проект был поддержан ИРГО, руководитель его П. П. Семенов-Тян-Шанский обратился с письмом в АН с предложением снарядить экспедицию. Дело шло медленно. Через некоторое время в том же 1898 году Толль сделал доклад на общем собрании АН, где предложил расширенный план, предусматривающий две зимовки и более масштабное исследование Новосибирских островов. АН поддержала Толля и обратилась в министерство финансов с просьбой о выделении ассигнований. В письме указывалось, что «…проектируемая экспедиция барона Толля к Новосибирским островам и к Земле Санникова помимо научного интереса имеет важное государственное значение, ради которого особенно желательно возможно скорее ее осуществление». Ассигнования в весьма значительной сумме 150 тысяч рублей золотом были предоставлены Толлю уже через несколько недель. Это было свидетельством серьезного отношения России к своим северо-восточным владениям, на которые все более покушались иностранцы. Экспедицией Толля началась серия мероприятий по защите национальных интересов России на Чукотке, Колыме, Камчатке.
В окончательном варианте плана экспедиции намечалось в первый год достигнуть мыса Челюскин и зазимовать в этом районе. Предполагалось организовать планомерные магнитные и метеорологические наблюдения на месте зимовки, а также детальное обследование прилегающего к нему побережья. Следующий год планировалось посвятить поискам Земли Санникова и обследованию Новосибирских островов, после чего экспедиция должна была направиться через Берингов пролив во Владивосток. Толль подчеркивал, что «экспедиция под эгидой АН не ограничивается только стремлением открыть может быть маленькую Землю Санникова. Она ставит перед собой серьезные научные задачи, а именно проведение гидрографических, метеорологических, геофизических, геологических и др. видов наблюдений».
Для экспедиции, которая вместе с командой состояла из 20 человек, по рекомендации Нансена в Норвегии приобрели парусно-паровой барк «Гаральд Харфагер», который переименовали в яхту «Заря». Это было китобойное судно, приспособленное для плавания в северных морях. После покупки «Зарю» перестроили на верфи Колина Арчера и оборудовали для целей экспедиции.
В октябре 1899 года «Зарю» осмотрело норвежское бюро «Веритас», которое выдало аттестат дальнего плавания на три года. Толль был безгранично счастлив. Сбывалась мечта его жизни: он мог стартовать к Земле Санникова.
«Заря» вышла из Петербурга 21 июня 1900 года, обогнула Скандинавию и уже в начале августа достигла Карского моря. После непродолжительного ремонта машины на Диксоне пошли к мысу Челюскин, попутно ведя научные наблюдения. Ледовая обстановка постепенно ухудшалась, и в конце концов судно было остановлено льдами, и экспедиция встала на зимовку у берегов Таймыра в бухте Колин-Арчера, не дойдя до мыса Челюскин. Плавание во льдах привело к перерасходу угля, в результате чего его осталось всего на 20 суток плавания.
Зимовка прошла удачно, без серьезных заболеваний. Велись постоянные магнитные и метеорологические наблюдения, совершались санные поездки с целью описи побережья и близлежащих островов со сбором научных коллекций. Экспедицией Толля дано свыше 200 географических названий.
Лишь в конце августа «Заря» освободилась от ледового плена, 1 сентября миновали траверз мыса Челюскин. Пересечение моря Лаптевых сопровождалось проведением многочисленных океанографических станций, приносивших исследователям большое количество уникального научного материала. Встретив непосредственно к северу от Новосибирских островов кромку многолетних льдов, судно стало двигаться вдоль нее на север. В районе ожидаемого месторасположения Земли Санникова на 77° 09' с.ш. и 140° 23' в.д. оказалось огромное поле пакового льда, скрывавшегося в густом тумане. Двинулись на север о-вов Де-Лонга, предполагая найти там удобную гавань для зимовки, откуда можно будет совершать санные поездки по льду в поисках Земли Санникова. Шли в густом тумане, постепенно теряя надежду увидеть острова, когда вдруг в разрыве тумана как на ладони открылся о. Беннетта, до которого было не более 20 километров. Это событие подняло настроение Толля, уже начавшего несколько сомневаться в существовании Земли Санникова: можно находиться вблизи земли и не заметить ее. Подход к острову преграждали льды, туман не уходил, приближались холода, машина требовала ремонта, и Толль решил идти к о. Котельный на зимовку. Она была организована у западного побережья острова в лагуне Нерпалах.
Зимой Толль съездил на материк за почтой, а по возвращении стал готовиться в санный поход на о. Беннетта, откуда собирался продолжить поиски Земли Санникова. Он прекрасно понимал всю опасность предстоящего ему путешествия, но отказаться от него не мог. Желание добраться до этой заветной земли полностью овладело им. Через десять лет другой русский полярник Г. Я. Седов будет одержим таким же по силе желанием достичь Северного полюса.

 

«Заря» на первой зимовке1900- 1901 гг.

Толль в своей каюте на «Заре»

(фото из архива семьи Виттенбург)

 

5 июня 1902 года Толль в сопровождении астронома Ф. Зеберга и промышленников В. Горохова и Н. Дьяконова (Протодьяконова) покинул место зимовки. Предполагалось, что «Заря» снимет их с о. Беннетта осенью. С тех пор их никто больше не видел. Из-за тяжелых льдов не удалось, не только пробиться к о. Беннетта, но и увидеть его. Экспедиция без начальника прибыла в Тикси, где судно, покинутое людьми, было оставлено на зимовку.
Адмирал С. О. Макаров предлагал немедленно двинуться на спасение группы Толля на «Ермаке», но не был поддержан. Скорее всего, это было правильным решением, так как вряд ли «Ермак» мог совершить то, что сейчас под силу только атомным ледоколам. В 1903 году была организована спасательно-поисковая экспедиция на вельботе «Зари» под руководством А. В. Колчака. После тяжелого и опасного плавания моряки в августе достигли о. Беннетта, где на мысе Эмма нашли гурий и бутылку в нем с записками Толля и Зеберга. Записка Толля начиналась словами «Для ищущих нас» и «С приездом поздравляем». Из записок стало известно, что путешественники построили дом на юго-востоке острова, где было много плавника. Двинувшись вдоль берега, моряки нашли четыре ящика с геологическими коллекциями, затем пересекли полуостров, названный именем академика Чернышева, и в тот же день на южном берегу бухты Павла Кеппена наткнулись на забитую смерзшимся снегом небольшую поварню. В ней под слоем снега и льда  обнаружили записку Толля и различные инструменты. Записка оказалась отчетом Толля, адресованным президенту АН. В нем Толль дал описание своего последнего похода, а также привел результаты геологического и зоологического обследования острова - поразительный образец научной самоотверженности. Никаких сообщений о поездках в сторону Земли Санникова в отчете не было. Записка  завершалась словами  «Отправимся сегодня на юг. Провизии имеем на 14-20 дней. Все здоровы», указанием координат - 76°38' φ 149°42'  λ и подписью: «Губа Павла Кеппена острова Беннета 26X/8.XI 1902 г. Э. Толль».   Для спасателей   последние строки отчета были главными. Сомнений не осталось: группа Толля погибла и, скорее всего, во время плавания через Великую Сибирскую полынью на утлых байдарах в условиях полярной ночи.

 

Мыс Эммелины - северо-восточная оконечность полуострова Эммелины

(фото Н.М. Столбова)

Мыс Эммелины, полуостров Эммелины

(вид с вертолета)


У всех, знавших Толля, возникал естественный вопрос: «Как мог такой опытный полярник решиться на переход через Сибирскую полынью в ноябре?». Тем более, что перед началом похода Толль, как один из возможных, рассматривал вариант зимовки на о. Беннетта. Жилищем и топливом партия была обеспечена, а в светлые дни были все возможности для заготовки продовольствия. Сейчас можно только гадать по поводу случившегося. Скорее всего, Толль понадеялся на приход «Зари», а когда понял, что ей не пробиться к острову, было уже поздно заниматься охотой: вся живность откочевала на юг. В 40-градусный мороз полынья представляет собой непреодолимое препятствие: по водно-ледяной массе невозможно передвигаться ни пешком, ни на каяке. Даже подойти к воде нельзя, так как образующийся прибрежный лед не держит человека, но в то же время достаточно тверд, чтобы прорвать каяк.
Россия раньше срока потеряла одного из своих лучших сыновей. Он внес выдающийся вклад в изучение и освоение Арктики, но свою личную заветную мечту не осуществил. Не осуществил, потому что Земля Санникова оказалась прекрасным мифом. Вероятность существования этой земли не исключалась до второй половины 1930-х годов. Интересно отметить, что в составе экспедиции 1937 года на л/п «Садко» находилась группа Л. Ф. Муханова, которая должна была основать метеостанцию на Земле Санникова. Окончательная точка в этом вопросе была поставлена лишь после этого похода «Садко» и полетов советских полярных летчиков.
Летом 1973 года один из отрядов экспедиции «Комсомольская правда» на западном побережье Таймыра нашел продовольственный склад РПЭ. Образцы изъятых продуктов (черные сухари, овсяная крупа, мясные консервы, шоколад, чай, сахар и др.) были переданы во Всесоюзный научно-исследовательский институт консервной и овощесушильной промышленности, где подверглись физико-химическому анализу и дегустации. Анализы показали, что продукты, пролежавшие в мерзлоте 73 года, в основном сохранили свои вкусовые качества и пищевую ценность.
На месте последней стоянки Толля   на о. Беннетта г/э СЛО в 1913 году установила деревянный крест, укрепленный камнями. На кресте медная доска с надписью: «Памяти погибших в 1902 году начальника экспедиции барона Эдуарда Толля, астронома Фридриха Зеберга, проводников Василия Горохова и Николая Протодьяконова. Гидрогр. эксп. Сев. Лед. океана. 1913». В 1956 году экспедиция ААНИИ укрепила покосившийся крест базальтовыми глыбами.

В августе 2003 г. Полярная историко-мемориальная экспедиция «Беннетта-2003», установила на острове Беннета 5-метровый православный крест и памятную доску в честь столетия спасательной экспедиции А.В. Колчака и его шестерых спутников. Научным руководителем этой экспедиции был научный сотрудник Института океанологии РАН им. П.П. Ширшова А.А. Першин.

В 2010 году экспедицией на НЭС «Михаил Сомов» здесь же был установлен памятный знак.

 

Памятный крест. 1913 год

(фото из архива Н.И. Евгенова)

1956 год. Геолог Д.А Вольнов у памятного креста на о. Беннетта

2011 год. Крест, установленный МАКЭ в 2003 году

(фото Н.М. Столбова)

2011 год. Памятный знак, установленный МАКЭ в 2010 году

(фото Н.М. Столбова)

2011 год. Текст на памятной доске.

(фото Н.М. Столбова)


Экспедиции Толля посвящена мемориальная доска с его барельефом, установленная по решению АН СССР и Правительства Якутской АССР на о. Котельном в 1928 году. Надпись: «Эдуард Васильевич Толль вступил на Новосибирские острова 2 мая 1886 года, погиб во время работ Русской Полярной экспедиции при возвращении с острова Беннетта в 1902 году вместе со своими доблестными спутниками Ф. Г. Зебергом, Н. Дьяконовым и В. Гороховым. Академия наук СССР. Якутская АССР. Лето 1928 года».

 

Памятник Э.В. Толлю в бывшем имении Толлей «Кукрузе». Поставлен в 1909 году по инициативе рода ученого.

(фото Адама Йыге. 2002 год)


Мыс на о. Циркуль в шхерах Минина. Назвал в 1965 году В. А. Троицкий.
Горы на северо-западе северного острова Новой Земли. Названы в 1913 году Г. Я. Седовым.
Возвышенность на о. Котельный арх. Новосибирские о-ва.

Гора на о. Беннетта арх. Де-Лонга. Названа в 1903 году А. В. Колчаком.
Ледники (три) в долине реки Толля в горах Бырранга на п-ове Таймыр. Названы в 1967 году Таймырской экспедицией ААНИИ.
Река (Толиева) на северо-западном берегу Таймыра. Названа в 1967 году Таймырской экспедицией ААНИИ.
Река в горах Бырранга на п-ове Таймыр, приток реки Клюевки.

Залив севернее п-ова Оскара на Таймыре. Назвал в 1893 году Ф. Нансен.
Бухта на юго-востоке о. Малый Ляховский арх. Новосибирские о-ва.

 

Вернуться на главную страничку