Чичерин Георгий Васильевич
(12(24).11.1872–07.07.1936)

 

Советский дипломат.
Родился в селе Караул Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Его отец, Василий Николаевич Чичерин, хотя и не занимал больших дипломатических постов, тем не менее, в течение 18 лет служил и в Главном архиве МИД России, и в российских представительствах в Бразилии, Германии, Италии, Франции. Мать, Жоржина Егоровна Мейендорф, родственными узами была связана с известными русскими дипломатами.
С 1884 года Чичерин учился в гимназии, сначала в Тамбове, а потом в Петербурге. В 1891 году поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, по окончании которого пошел по стопам отца, став в 1898 году сотрудником Государственного и Петербургского архивов МИД. Он участвовал в создании «Очерка истории министерства иностранных дел России», работал в основном над разделом по истории XIX века, когда министром иностранных дел был A. M. Горчаков. Знакомство с архивными документами, исторической литературой, мемуарами государственных деятелей и дипломатов XIX века помогло ему в дальнейшей дипломатической деятельности. Его перу принадлежит монография о Горчакове.
В начале 1904 года Чичерин уехал в Германию, состоял членом Русского информационного бюро. С 1907 года в Париже, сотрудничал с газетами социал-демократического направления и участвовал в издании и распространении русскоязычной газеты «Моряк».
В начале Первой мировой войны Чичерин переехал в Лондон, где сотрудничал во многих социалистических и профсоюзных органах печати. После февраля 1917 года он стал секретарем Российской делегатской комиссии, которая содействовала возвращению в Россию политических эмигрантов, активно выступал против войны, и в августе того же года английские власти заточили его в одиночную камеру Брикстонской тюрьмы - за «антибританскую деятельность». По требованию советского правительства 3 января 1918 года Чичерин был освобожден и в тот же день выехал в Россию. После подписания Брестского мира в марте 1918 года его назначили исполняющим обязанности наркома, а 30 мая – наркомом. Сильной стороной Чичерина было прекрасное образование и знание иностранных языков, а слабой – «недостаток командирства».
18 октября 1918 года был подписан Декрет СНК РСФСР об организации консульств. По инициативе Чичерина была создана широкая консульская сеть в Китае, Иране и других странах, в том числе на территории России в виде так называемых дипагентств. В рамках Брест-Литовского мирного договора новая Россия установила дипломатические отношения с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. Но только в Берлине существовало официальное дипломатическое представительство. Полуофициальные миссии России работали в Берне, Лондоне и Стокгольме. Со всеми руководителями первых советских дипломатических представительств Чичерин вел регулярную переписку, давал советы и указания.
После окончания гражданской войны Чичерин приступил к организации работы Наркоминдела в мирных условиях. Велись мирные переговоры с республиками Прибалтики и восточными соседями России – Афганистаном, Ираном и Турцией и заключение с ними первых равноправных договоров. Советская делегация во главе с Чичериным участвовала в первой после войны международной экономической конференции в Генуе. Принятые на ней решения во многом способствовали успешному восстановлению народного хозяйства Советской России. Был подписан знаменитый Рапалльский договор с Германией, означавший прорыв дипломатической и экономической блокады. На Лозаннской конференции был подготовлен проект мирного договора с Турцией и обсужден режим Черноморских проливов. В 1925 году в Париже состоялось подписание советско-турецкого договора о ненападении и нейтралитете, а в 1927 году такого же договора с Ираном и многое другое.
При Чичерине советскую дипломатию отличали прагматизм, приоритет национального интереса, поиск совпадающих позиций с другими государствами, отказ от риторики и пропаганды. Он сыграл ведущую роль в выводе России из международной изоляции, наступлении полосы дипломатического признания нашей страны.
Сформированная при Чичерине структура наркомата иностранных дел просуществовала с небольшими изменениями до Второй мировой войны.
Чичерин обладал феноменальной памятью и способностями к иностранным языкам. Он свободно читал и писал на основных европейских языках, знал латынь, древнееврейский, хинди, арабский. Секретарь Чичерина Короткий рассказывал, что в Польше и прибалтийских странах «он произносил речи на языке государства, в котором находился». Почти как легенду пересказывают тот случай, когда он произнес в Генуе речь на французском языке и тут же сам блестяще перевел ее на английский. Вспоминают и о том, что Георгий Васильевич подписал вместе с германским министром Ратенау Рапалльский договор на немецком языке без русского перевода. А блестящие, энциклопедические знания Чичерина во всех областях, его высочайшая интеллигентность вошли в историю российской и международной дипломатии.
Многое изменилось для Чичерина после 1922 года. Наследники Ленина начали ожесточенную борьбу за лидерство и власть в партии и государстве. Заместитель Чичерина М.М. Литвинов сумел правильно оценить соотношение сил и поддержал Сталина. «Начав с 1923 года ожесточенную борьбу с Чичериным, - писал Беседовский, - Литвинов вел эту борьбу, не стесняясь в средствах. Он открыто третировал Чичерина перед чиновниками Наркоминдела, отменял его распоряжения, зачеркивал на официальных докладах его распоряжения и ставил свои. Весь аппарат Наркоминдела принял участие в этой борьбе, разделившись на две группы: «чичеринцев» и «литвиновцев», причем обе группы вели борьбу, очень мало заботясь об интересах работы».
В сентябре 1928 года Чичерин уехал лечиться за границу. Он еще был наркомом, встречался с германскими политиками, но уже знал, что на работу не вернется. 21 июля 1930 года Президиум ЦИК СССР удовлетворил просьбу Чичерина и освободил его от обязанностей наркома.
Немалую роль в жизни выдающегося дипломата играла журналистика. Брестский мир, Гражданская война и интервенция, Генуэзская конференция и Локарнская, отношения со странами Востока - эти и многие другие события стали предметом исследований Чичерина-журналиста. Георгий Васильевич любил и понимал музыку. Ему принадлежит интересное исследование творчества Моцарта.
Напряженная работа в течение многих лет в конце концов сказалась на его здоровье.
Умер в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.
Коса и лагуна у северного побережья о. Врангеля. Косу открыл и назвал 13 октября 1926 года Г. А. Ушаков.

 

Вернуться на главную страничку