Чухновский Борис Григорьевич
(28.03(09.04).1898–30.09.1975)
 

Выдающийся советский полярный летчик, имя которого широко известно в нашей стране и за рубежом.
Родился в Петербурге в семье ученого-лесовода. В 1902 году семья Чухновского переехала в Гатчину, где поселилась на Елизаветинской улице (ныне улица Достоевского), недалеко от «зеленого» домика А. И. Куприна, с которым быстро подружились дети ученого. Весной 1915 года Чухновский кончил курс Гатчинского реального училища (ныне школа №4) и поступил в Морской корпус. На его глазах в Гатчине зарождалась русская авиация. Он был свидетелем первого полета Легонье в Гатчине в 1909 году, знал первых русских летчиков – поручиков Руднева и Горшкова, сам пропадал все свободное время на Гатчинском летном поле. Гатчинские летчики помогли освоить аэропланы, что пригодилось ему в последующей учебе в Морской школе. В своих воспоминаниях Чухновский писал, что в Гатчине сделал выбор профессии, почувствовав себя «завербованным авиацией».
По окончании Морской авиашколы в Петрограде в 1917 году Чухновский получил чин мичмана. Его жизнь была насыщена многими необычайными событиями и героическими подвигами. В октябре 1917 года он перешел на сторону советской власти и стал одним из первых «красновоенморлетов». Уже в 1918 году на гидросамолете Чухновский обеспечивал разведкой знаменитый ледовый поход кораблей Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт, затем участвовал в гражданской войне в боях против Врангеля, возглавлял авиацию Волжско-Каспийской флотилии.
В 1924 и 1925 гг. Чухновский вместе с О. А. Кальвица участвовал в работах СГЭ на Новой Земле. На маленьком одномоторном самолете Ю-20, купленном в Германии, без радио, метео и наземного обеспечения с несовершенными приборами он пересекал Баренцево море, летал надо льдами Карского моря, совершал полеты на Новую Землю, снабжал метео и ледовыми данными корабли экспедиции. В настоящее время даже трудно себе представить возможность тех полетов, которые совершал Чухновский. Единственный мотор его гидросамолета уступал по мощности двигателю современного автомобиля, то же самое можно сказать и о скорости полета. Слабые поплавки не смогли бы выдержать посадки в открытом море, а отсутствие радиосвязи тем более не оставляло шансов на спасение. Одних этих полетов достаточно для того, чтобы навсегда вписать имя Чухновского в историю арктической авиации.
«Звездным часом» в жизни Чухновского стала операция по спасению экспедиции У. Нобиле на дирижабле «Италия». Чухновский был первым пилотом самолета, находящегося на борту ледокола «Красин». Именно Чухновский обнаружил двух человек из группы Финна Мальмгрена, отправившейся пешком на Шпицберген, после чего их смог спасти «Красин». Из-за сильного тумана вернуться на ледокол не удалось. В условиях плохой видимости самолет совершил посадку на припайный лед, сломав при этом шасси. Считая себя в относительной безопасности, Чухновский отказался от помощи до того, пока не будут спасены итальянские воздухоплаватели. Этот поступок сделал имя Чухновского легендарным, оно стало известно всему миру.
Чухновский – один из организаторов и пионеров ледовой разведки в Арктике. В 1920–1930-е годы на берегах и островах арктических морей отсутствовали авиабазы, а попытки базирования самолетов на морских судах оказались малоуспешными. Авиаобеспечение Севера в те годы могло быть удовлетворено только самолетом автономного базирования. Его мечтой, для реализации которой он сделал очень много, было создание самолета с «тройной амфибийностью», т.е. способного летать с воды, снега и суши. Это было очень смелое, но единственно верное для того периода решение. Чухновский ясно представлял все трудности и лишения, которые придется вынести экипажу самолета ледовой разведки, базирующегося в естественных морских бухтах, не имеющих никакого оборудования. Он сам претворял это решение в жизнь. Арктическая навигация 1929 года стала началом систематических ледовых авиаразведок на Северном морском пути, с этого момента появилась советская полярная авиация. В том году Чухновский организовал, в частности, ледовую разведку для каравана из 26 транспортных судов во главе с ледоколом «Красин», вывозящих сибирский лес из Енисея через Карское море. Можно смело сказать, что он стоял у колыбели советской полярной авиации.
Наряду с полетами на ледовую разведку, на исследование «белых пятен» в Арктике Чухновский организовал разработку и создание самолета дальней ледовой разведки.
В течение всей войны полковник Чухновский находился в рядах военной авиации, участвуя в бомбежках вражеских баз, охране конвоев транспортных судов.
После войны он возвратился в полярную авиацию: инспектировал полеты, консультировал авиаинженеров, руководил группами молодых авиаконструкторов, работал над проблемами повышения надежности самолетов.

Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, медалями.
Похоронен на кладбище города Гатчина Ленинградской области.
Мыс на северном побережье о. Северо-Восточная Земля арх. Шпицберген.

Бухта к северо-востоку от зал. Русская Гавань на западном побережье северного острова Новой Земли. Названа в 1930 году экспедицией ВАИ на л/п «Г. Седов».

 

Вернуться на главную страничку