Холл (Hall) Чарльз Френсис
(1821–08.11.1871)


Американский журналист, арктический исследователь.
Родился в Рочестере, штат Нью-Гэмпшир в семье кузнеца.
Упорным трудом Холл добился признания своих способностей: в 30 лет он стал издателем крупной газеты в Цинциннати. Человек живого и энергичного характера Холл горячо заинтересовался сообщением о находке Ф. Мак-Клинтоком (см.) остатков пропавшей экспедиции Дж. Франклина. Не без участия Г. Гриннелла он стал убежденным противником мнения о том, что никого из этой экспедиции не осталось в живых.
После экспедиции Мак-Клинтока Адмиралтейство и английское правительство посчитали, что вопрос поисков Франклина может быть снят с повестки дня, и перестали субсидировать новые попытки. В связи с этим Холл заявил, что место англичан теперь займут предприимчивые американцы.
Пользуясь своим положением издателя, Холл начал пропагандировать необходимость снаряжения новой поисковой экспедиции, однако собрать необходимое количество средств не смог. Это его не остановило, и он разработал план, согласно которому участники должны жить как местное население, эскимосы, пользуясь лишь тем, что может предоставить Арктика. Кроме того, жизнь среди эскимосов позволит в совершенстве изучить их язык, что необходимо для расспросов о пропавшей экспедиции. Холл не доверял информации, полученной Мак-Клинтоком через переводчиков, считая, что плохое знание языка могло привести к неправильному истолкованию переданной эскимосами информации.
8 марта 1860 года Холл сделал доклад на заседании Американского географического и статистического общества о плане своей экспедиции. Доклад вызвал всеобщее одобрение. Два жителя Нового Лондона безвозмездно предоставили Холлу судно «Джозеф Генри».
29 мая 1860 года судно Холла под управлением капитана С. Баддингтона вышло из Нового Лондона и более чем через сорок дней после утомительнейшего пути прибыло на Баффинову Землю. Посетив несколько точек на ее восточном побережье, вошли в прол. Фробишера (позднее Холл установил, что это залив), где собирались сделать остановку, однако случилось так, что они оказались вынужденными остаться там на зимовку.
Холл быстро подружился с местными жителями, среди которых, к его счастью, оказалась супружеская пара, говорившая по-английски. Это было очень кстати, так как взятый Холлом единственный переводчик неожиданно умер еще по дороге из Америки.
В начале января 1861 года Холл отправился в первую поездку, длившуюся более месяца и проходившую в крайне тяжелых условиях. С наступлением весны Холл начал совершать регулярные поездки по окрестностям зимовки и с помощью своих замечательных переводчиков добывал у туземцев информацию о посещениях белых людей. Попутно он и сам изучал местный язык.
От эскимосов Холл узнал о существовании остатков какой-то большой экспедиции и в конце мая совершил поездку в указанное место. Поездка оказалась чрезвычайно удачной. Холл обнаружил место стоянки большой экспедиции, посетившей западное побережье Баффиновой Земли около 300 лет тому назад. Сопоставив рассказы эскимосов с данными имевшегося у него справочника, Холл убедился в том, что это была экспедиция знаменитого английского моряка М. Фробишера, посещавшего Баффинову Землю трижды в течение 1576–1578 гг. В эскимосских преданиях хранилось очень много информации об этих давнишних посещениях, что вселяло в Холла уверенность на получение еще более полных сведений об экспедиции Франклина.
Согласно своему плану, Холл намеревался осенью 1861 года совершить путешествие на лодках к о. Кинг-Уильям, но капитан убедил его в рискованности столь дальнего похода. Холл решил отложить его на год, возвратиться в Соединенные Штаты и заняться подготовкой новой экспедиции.
Однако возвратиться не удалось. Девисов пролив был забит льдом, путешественники к своему несказанному огорчению остались на вторую зимовку. В течение ее никаких значительных поездок не состоялось. Люди жестоко страдали от голода и холода и не были способны на активные действия. Исключение составлял лишь сам Холл, полностью адаптировавшийся к жизни эскимосов. Он питался их пищей, признавая ее превосходной, в то время как все остальные с отвращением от нее отказывались, предпочитая терпеть муки голода.
Наконец в начале августа 1862 года судно освободилось ото льдов, и уже 13 сентября Холл прибыл в Новый Лондон. С ним вместе приехала и эскимосская супружеская пара, принявшая затем деятельное участие в подготовке новой экспедиции.
1 июля 1864 года на корабле «Монтичелло» под управлением того же капитана Баддингтона Холл отправился во вторую экспедицию. На родине он понял, что уже мало кто в мире занимается выяснением судьбы экспедиции Франклина. Это вызывало в нем грусть, но в то же время укрепляло в стремлении выяснить как можно больше. В своем дневнике Холл записал: «Снова я возвращаюсь в их страну, но теперь я могу разговаривать с ними, я могу жить среди них… смогу терпеливо изучать все страны, где можно предположить, что проходили и гибли люди Франклина».
Через Гудзонов залив «Монтичелло» прибыл в прол. Рос-Уэлком. Холл высадился в устье узкого зал. Уэджер, где со своими эскимосскими помощниками построил снеговые хижины, в которых они и провели зимовку.
Перезимовав, Холл перебрался севернее в зал. Репалс. Он особенно не спешил, так как в преддверии большого путешествия к о. Кинг-Уильям хотел привыкнуть к обстановке и людям, с которыми ему предстояло действовать. Летом ограничились шлюпочным обследованием зал. Репалс, а с осени начали подготовку к намеченному на будущую весну путешествию.
Во время зимовки Холл успешно охотился на оленей и тюленей, вместе с эскимосами занимался рыбной ловлей, заготавливая продовольствие и одежду для предстоящей длительной поездки.
Весьма нелегко оказалось договориться с эскимосами относительно их участия в походе. Они не понимали всей ответственности предстоящего предприятия и относились к нему очень легкомысленно, то соглашаясь, то отказываясь. В результате в составе экспедиции оказалась преданная Холлу супружеская пара, а также две семьи с женщинами и маленькими детьми. Холл хорошо изучил характер эскимосов и полюбил их, зная, что они выручат его в трудной ситуации, но не обольщался относительно их послушания. Они не были его подчиненными, которым можно приказывать, более того, он сам зависел от них.
Выступили 31 марта 1866 года и двинулись на север через перешеек Рея. Продвигались очень медленно, частая непогода, болезнь одного из маленьких детей создавали постоянные задержки. Лишь 26 апреля удалось пройти перешеек и выйти на очень неровный лед зал. Коммитти. Через два дня достигли мыса Уэйнтон. Холл с огорчением вспомнил, что Рей в 1854 году потратил на этот же переход всего пять дней.
Недалеко от мыса Уэйнтон встретили эскимосов, у которых оказались вещи с кораблей Франклина. На ложках были буквы «F. R. M. C» – инициалы капитана Ф.Крозье, которого эскимосы называли Аглука. Оказалось, что они посещали «Большого начальника», Франклина, проведя поблизости от кораблей весну и лето. Они описывали Франклина как широкоплечего старика, полного, с седыми волосами и плешью, на глазах очки. Во время последней встречи он хромал и казался больным.
Позднее корабль, на котором они видели «Большого начальника» был раздавлен льдом. Люди во главе уже с новым «Большим начальником», Аглукой, не успели выгрузить все продовольствие и потом погибли от голода по дороге к Большой Рыбной реке. Другой корабль не был разрушен. Когда эскимосы рискнули на него войти, людей не обнаружили и захватили с него все, что могли, в первую очередь ружья, порох и пули. Холл также узнал, что в прошлом году бродившие в том районе эскимосы нашли две стоявшие на санях лодки, в которых были трупы белых людей.
Холл был очень удовлетворен полученной информацией. Из предметов, имевшихся у эскимосов, он купил футляр красного дерева от барометра, ложки, вилки и прочую мелочь.
Другие новости, полученные от эскимосов, оказались пагубными для его предприятия. Эскимосы рассказали, что там, куда идет экспедиция, люди умирают от голода или погибают от рук людоедов. Это сообщение полностью деморализовало спутников Холла, и они отказались идти далее.
5 мая пошли в обратный путь и, заложив по дороге два продовольственных склада для следующего года, 25 мая вернулись на базу в зал. Репалс.
Лето 1866 года Холл посвятил обследованию зал. Репалс. Это была услуга китобоям, базирующимся в этой бухте. Учитывая опыт последнего похода, Холл решил не привлекать больше эскимосов, а нанять белых спутников среди моряков-китобоев.
В феврале 1867 года он договорился с капитанами о предоставлении ему людей, однако в апреле, когда дело дошло до отправления, те отказали ему, сославшись на близость китобойного сезона. Поход на о. Кинг-Уильям снова срывался. Весну и лето 1867 года Холл провел в проверке заложенных ранее продуктовых складов и заготовке продовольствия.
Еще до окончания зимы 1867–1868 года была закончена подготовка к новому походу. Но Холл, казалось бы, неожиданно откладывает поход на о. Кинг-Уильям и решает исследовать северную часть п-ова Мелвилл в районе прол. Фьюри энд Гекла. Дело было в том, что в последних числах октября 1867 года ему рассказали, что один эскимос видел недалеко от о. Иглулик1 в районе восточного входа в прол. Фьюри энд Гекла два каменных сооружения, гораздо больших по размерам, чем те, что строятся туземцами. После дополнительных расспросов выяснилось еще, что там же в районе 1864 года эскимосы встречали белых людей. Естественно, что Холл не мог оставить без внимания такую информацию. Он считал очень вероятным, что не все моряки продолжали гибельный путь к Большой Рыбной реке.
23 марта 1868 года Холл выступил в поход с верными ему эскимосами и одним английским моряком. Они пересекли в северо-восточном направлении п-ов Мелвилл и по берегу зал. Фокса двинулись на север. Расспросы встреченных по дороге эскимосов еще более укрепляли надежду Холла на приятные открытия. Он уже предвкушал встречу с оставшимися в живых спутниками Франклина.

[1] Название в 1821 году дал У. Парри по имени «красивой и разумной» молодой эскимоски, которая начертила для него правильную карту района зимовки.
24 апреля достигли точки 69º 47.5 с.ш. и 85º15 з.д. Это была самая северная точка, до которой доходили арктические исследователи со стороны материка. Нашли памятник (гурий), стоявший на возвышении между двумя рукавами реки, место склада и следы двух лагерных стоянок. В поисках какого-нибудь знака или послания разобрали гурий, но ничего не нашли. Место склада было засыпано многометровым слоем плотно слежавшегося снега. Выворачивая огромные глыбы снега, вырыли глубокие ямы, но добраться до склада не смогли. Хотя самые смелые надежды Холла не сбылись, он не напрасно потратил силы и время: одна из лагерных стоянок совершенно очевидно принадлежала белым людям. Имея запасы продовольствия всего на два дня, Холл был вынужден возвращаться. На обратном пути он положил на карту северо-западный участок побережья п-ова Мелвилл, восполнив пробел карты Адмиралтейства. Это тоже помогло ослабить огорчение от того, что не удалось получить каких-либо письменных или материальных свидетельств пребывания здесь участников экспедиции Франклина.
По возвращении Холлу пришлось расстаться с нанятыми им матросами, которые, воспользовавшись условиями контракта, решили вернуться на родину. Сам же Холл решил не отступать и на следующий год, во чтобы то ни стало, осуществить, наконец, поездку к о. Кинг-Уильям.
С наступлением зимы 1868 – 1869 гг. он стал готовиться к этому путешествию, которое должно было стать последним перед возвращением в Соединенные Штаты. Подготовка велась как всегда тщательно и скрупулезно, особое внимание уделялось созданию большого запаса продовольствия.
«Теперь к Земле короля Уильяма» – такая запись появилась в дневнике Холла в конце марта 1869 года. Ему опять не удалось собрать отряд из белых людей; с ним пошли десять эскимосов, в том числе три женщины и двое детей.
Выйдя в зал. Коммитти, Холл намеревался сразу повернуть на запад к о. Кинг-Уильям, однако по настоянию своих спутников вынужден был идти на северо-запад к зал. Пелли. Продвигались медленнее, чем ему хотелось. Эскимосы намеренно мешкали с приготовлениями, уверяли в необходимости отдыха для собак, спорили относительно выбора дороги. Холл записал в дневнике: «Если я когда-нибудь достигну конечной цели моего путешествия с таким недисциплинированным отрядом, – это будет большим подвигом».
В районе зал. Пелли отряд встретился с местными жителями, в иглу которых Холл увидел много предметов из цивилизованного мира. По словам эскимосов, они нашли их на большом корабле на Кикитунге (эскимосское название о. Кинг-Уильям). Корабль затонул, но не потому, что его раздавили льды, а из-за отверстия в борту чуть выше ватерлинии, которое сделали эскимосы, добывая дерево. Они рассказали также, что у многих трупов белых людей, найденных на о. Кинг-Уильям, оказались отрезанными руки и ноги, которые были, очевидно, съедены погибавшими от голода товарищами. Один из эскимосов сообщил, что двое из белых людей, один из которых был Аглука, прожили значительно дольше других. Им, почти умиравшим, эскимосы оказывали помощь, хотя и сами в тот год почти не имели пищи.
Спутники Холла, напуганные рассказами о плохой охоте в районе о. Кинг-Уильям и смерти многих жителей, не хотели идти дальше. Холлу стоило многих нервных усилий уговорить их продолжить путь. 18 апреля сделали остановку около озера в точке 68°30'22" с.ш. и 91°31' з.д., где удалось успешно поохотиться на мускусных быков. 30 апреля подошли к селению эскимосов, у которых также было много предметов с кораблей Франклина. Пробыв там до 8 мая, Холл двинулся дальше. Он спешил, так как его спутники решили вернуться к зал. Репалс в течение ближайших двух недель.
Когда показалась с таким нетерпением ожидавшаяся земля, Холл записал в дневнике: «Какое прекрасное чувство я испытываю теперь, когда увенчались успехом мои десятилетние усилия». За время пребывания на о. Кинг-Уильям Холл по расспросам эскимосов и собственным поискам выяснил место гибели приблизительно 79 моряков из 105, покинувших суда. Тела их остались незахороненными, лишь до некоторых скелетов удалось добраться сквозь глубокий и плотный снег. Около некоторых останков ставили памятники из камней, поднимали американский флаг и давали оружейный салют.
Эскимосы рассказали о посещениях не раздавленного льдами корабля, на котором все было в полной исправности, хранилось много оружия и, что самое странное, оказался запас мяса: «оно было жирным и напоминало пеммикан». Поведали они и о встрече с Крозье, которого сопровождали люди, тащившие большие сани с лодкой, а также сани поменьше с лагерными принадлежностями и продовольствием.
«Это было поздней весной, так как лед должен был скоро тронуться. Солнце светило все время. На озерах и лужах было много уток и другой птицы…. Крозье застрелил двух гусей. Его спутники также занимались охотой. Аглука настойчиво пытался разговаривать с иннуитами, но мог сказать только очень немного слов…. Его сообщение о корабле, раздавленном льдами, и умиравших людях, было полностью понято лишь впоследствии… Он говорил, что идет в Ивиллик, то есть в залив Репалс, указывая рукой в том направлении….Иннуиты покинули Крозье и его отряд, хотя знали, что оставляют голодающих людей».
Таким образом, Крозье пошел не к Большой Рыбной реке, как было сказано в его записке, найденной в 1859 году лейтенантом Хобсоном из экспедиции Мак-Клинтока.
В рассказах эскимосов была также удручающая информация о том, что они находили большое количество разных бумаг, которые считали ненужным хламом и безжалостно разбрасывали, топтали или использовали для растопки.
Холл намеревался переправиться на материк к мысу Ричардсона, где по рассказам эскимосов была палатка, пол которой устилали трупами, но времени не оставалось, так как его спутники настаивали на возвращении.
16 мая начали обратный путь, делая непродолжительные остановки для расспросов местных жителей и охоты. 20 июня трехмесячное путешествие закончилось. Результаты похода Холл изложил в письме Г. Гриннеллу – основным выводом было то, что Крозье с частью оставшихся в живых моряков двинулся не в устье Большой Рыбной реки, а на восток. В пользу этого, можно привести и рассказы эскимосов п-ова Мелвилл.
После возвращения Холла вокруг его имени поднялся большой шум. Несмотря на его большие заслуги в деле поисков Франклина, у него нашлось много врагов, не желавших признавать его серьезным исследователем и называвших его «невежественным мечтателем». Очевидно, что это мнение было совершенно необоснованно и несправедливо. Критикам не нравились необычные методы Холла в исследовании Арктики, его ставка на активное привлечение местных жителей. Прекрасную характеристику Холлу дал всеми уважаемый Г. Гриннелл, назвав его доверчивым и преданным своему делу человеком, энтузиастом, замечательным исследователем-путешественником.
Вдова Франклина, Джейн, очень хотела, чтобы Холл продолжил свои поиски, в частности, выяснил тайну «склепа», о котором упоминали эскимосы. Но у Холла появилась новая цель – достижение Северного полюса.
В 1869 году ему удалось убедить Конгресс США снарядить новую экспедицию в Арктику. Для нее был выделен мощный винтовой буксирный пароход «Поларис». В июне 1871 года экспедиция вышла из Нью-Йорка, через Девисов пролив вошла в море Баффина и двинулась вдоль западных берегов Гренландии. Пройдя прол. Смит и продолжающими его проливами между Гренландией и о. Элсмир в Северный Ледовитый океан, судно достигло широты 82°26' с.ш., что было рекордом для того времени. Из-за тяжелых льдов в море, названном ими в честь президента США Линкольна, повернули назад и после долгих поисков нашли бухту для зимовки в районе 81° 36' с.ш. Дали этой бухте имя Поларис, а место стоянки назвали «Приют благодарение богу». Приют оказался негодным, так как плохо защищал ото льдов, и благодарности не заслуживал. Во время зимовки полярники совершили несколько санных маршрутов. Измученный тяжелыми походами Холл чувствовал себя очень плохо, страдал спазмами сосудов мозга, однако нагрузок не снижал. Дело кончилось скоропостижной смертью от апоплексического удара2.

 

Похороны Холла

 

Это резко отрицательно сказалось на всем ходе экспедиции. И без того не очень высокая дисциплина упала окончательно. Никто не думал о продолжении исследований. Летом зажатый льдами «Поларис» медленно дрейфовал на юг. В октябре 1872 года 19 человек команды покинули судно и после 195-дневного плутания и зимовки на льду добрались до Лабрадорского моря, где их сняли китобои. Оставшиеся 14 человек вынуждены были посадить поврежденное судно на мель. Построив избушку под 77° с.ш., они провели там полярную ночь, продолжая научные наблюдения. На следующий год на двух больших лодках моряки двинулись на юг и также были спасены китобоями. В итоге обе группы оказались на родине примерно в одно время. Все вернулись живыми и здоровыми за исключением начальника. Поведение членов экспедиции было предметом судебного разбирательства.
[2] В 1967 году доктор Чанси Лумис из Дортмундского университета добился разрешения на вскрытие останков Холла, захороненного в Гренландии. Его вывод – Холл был отравлен  мышьяком.

Уже после смерти Холл получил всеобщее признание как один из замечательнейших исследователей Арктики.
Острова в зал. Репалс на юге п-ова Мелвилл на северо-востоке Канады.

Остров (Галля) на юге арх. ЗФИ. Открыт и назван в 1874 году Ю. Пайером. В русском написании фамилии Холл есть разночтения. В книге В. Ю. Визе «Моря советской Арктики» в тексте везде о. Холла, однако на карте (стр.124) – о. Галля. На всех российских картах тоже о. Галля. Судя по английскому «Hall», правильно – Холл.

 

Остров Галля

(фото Е.А. Кораго)

Скалы Заварицкого. Остров Галля.

(фото С. Дятлова)

Скалы Заварицкого. Остров Галля.

(фото Н.М. Столбова)

Скалы Заварицкого. Остров Галля.

(фото Н.М. Столбова)


Остров в зал. Коммитти между полуостровами Бутия и Мелвилл.
Остров на западе моря Баффина возле побережья Баффиновой Земли в группе о-вов Лемье.

Полуостров на юге Баффиновой Земли. Открыт в 1576 году М. Фробишером.
Полуостров (Хол-Ленд) на северо-западном побережье Гренландии и берег в его пределах (Земля Холла). Открыты в 1871 году экспедицией Холла.
Мыс на о. Кинг-Уильям в Канадском арктическом архипелаге.
Мыс на северо-западном побережье зал. Фокс.

Бассейн – часть пролива между Гренландией и о. Элсмир – прол. Холл-Байсин.
Бухта на побережье Восточной Гренландии.

Озеро на п-ове Мелвилл на севере Канады.

 

Вернуться на главную страничку