Шалауров Никита Павлович
(ум. в 1764)


Промышленник-мореход из устюжских купцов, исследователь Северной Сибири.
Долгие годы сотрудничал с промышленником Иваном Баховым, который был лидером в их тандеме. Однако, как часто бывает в жизни, большую известность получил Шалауров.
В 1748 году Бахов, Шалауров и купец И. Жилкин построили в верховьях Анадыри судно, намереваясь пройти до устья реки, выйти в море и добраться до Камчатки. В последний момент Жилкин отказался от плавания, решив двигаться наземным путем. Бахов и Шалауров с пятью товарищами дошли до Командорских островов, где судно было разбито штормом. Перезимовав и построив из плавника новое суденышко, летом они все-таки дошли до Камчатки.
Трудности и неудачи не ослабили энергии Бахова и Шалаурова, и в 1754 году они стали готовить новый поход с целью отыскать путь из Северного Ледовитого океана в Тихий. Плавания С. Дежнева в те времена находились в забвении. В прошении в сенат Бахов и Шалауров писали, что в интересах государства хотят направиться из устья Лены на восток для отыскания новых земель и звериных промыслов. Также предлагалось провести съемку побережья и открытых земель. Их поддержал сибирский губернатор Мятлев, и разрешение было получено в 1755 году.
На построенном в Якутске галиоте (или шитике) «Вера, Надежда, Любовь» в 1757 году они вместе с партией промышленников из ссыльных и беглых солдат в количестве 73 человек пошли вниз по Лене, но смогли добраться только до устья Вилюя, где встали на зимовку. Для пополнения запасов продовольствия Шалауров вынужден был пешком пройти 500 верст до Якутска. В июле 1758 года продолжили плавание по Лене и достигли ее устья, где встали на вторую зимовку. Наконец в августе следующего 1759 года вышли в море, с трудом обогнули мыс Буор-Хая и достигли устья Яны. Перезимовав в устье Яны, они, держась ближе к берегу, пошли на восток. Проходя мимо о. Большой Ляховский, впервые нанесли его на карту. В устье Колымы экспедиция опять была вынуждена зазимовать. Несмотря на принятые меры, избежать цинги им не удалось. Личные взаимоотношения Шалаурова и Бахова были очень сложными, доходящими до прямых раздоров. В архивах имеется много челобитных Шалаурова, в которых он обвиняет Бахова в пьянстве, узурпации власти, неоправданных задержках и др. Жалоб Бахова не обнаружено. Мнения исследователей о том, кто из них прав разделились. Точно также по одним источникам Бахов умер после зимовки 1760 года, по другим – покинул судно с частью команды и уехал в Якутск. Так или иначе, Шалауров стал руководителем экспедиции. В июле 1762 года путешественники двинулись далее на восток с намерением достичь мыса Шелагского, восточного входного мыса Чаунской губы. Достигнув Чаунской губы, Шалауров впервые ее исследовал, а также нанес на карту побережье между нею и устьем Колымы. Не найдя подходящего места для зимовки, отряд был вынужден снова вернуться на Колыму.
В 1763 году Шалауров сделал еще одну попытку достичь Шелагского мыса, но из-за недовольства команды вернулся в устье Лены. Оттуда он ездил в Москву, где ему удалось получить денежную помощь из казны.
В 1764 году Шалауров отправился в новый поход на восток, который оказался последним. Он пропал без вести со всеми своими спутниками.
Различные слухи о его судьбе ходили в Сибири. Первая информация о месте его гибели была сообщена И. Биллингсом, который в 1791–1792 гг. путешествовал по Чукотке. В дневнике Биллингса указано, что один чукотский старшина рассказал ему о существовании на побережье восточнее Шелагского мыса остатков хижины, построенной, по словам его отца, русским, спасшимся с большого корабля. Много лет тому назад чукчи вошли в хижину и нашли в ней несколько обглоданных волками и песцами скелетов. Нашли они там немного провианта, табака и большие белые паруса, которыми была обита хижина. Многие годы спустя это место и развалины хижины разыскал Ф. Ф. Матюшкин. Прочность ее и способ кладки говорили о том, что это сооружение было делом рук коренных сибиряков-русских. Явных доказательств не оказалось, но все обстоятельства, место и время гибели позволили ему предположить, что здесь нашла свой конец экспедиция Шалаурова. Он был единственным мореплавателем, посетившим в те годы эту часть побережья Северного Ледовитого океана. По-видимому, обогнув наконец-то Шелагский мыс, Шалауров потерпел кораблекрушение возле этих пустынных берегов и умер от цинги со всеми своими спутниками.
Остров в Восточно-Сибирском море  севернее мыса Кибера. Открыл и назвал Ф. П. Врангель в 1823 году.

Гора южнее мысы Кибера

 

Остров Шалаурова

(фото из Интернета)


Мыс восточнее Чаунской губы (Шалаурова изба). Назвал Ф. П. Врангель в 1823 году. Помощник Врангеля Ф. Ф. Матюшкин нашел там остатки русского зимовья и посчитал их остатками последней зимовки Шалаурова.
Мыс  и речка на юго-востоке о. Большой Ляховский. Впервые это название появилось на карте К. А. Воллосовича в 1906 году. В 1927 году Н. В. Пинегиным здесь была организована полярная станция.

 

Вернуться на главную страничку