Шестаков Иван Алексеевич
(01.04.1820–21.11.1888)


Русский государственный деятель, писатель, военный моряк, адмирал, генерал-адъютант.
Родился в сельце Смилове Красненского уезда Смоленской губернии. Происходил из небогатого, но старинного дворянского рода.
До 10 лет воспитывался дома под наблюдением отца, капитан-лейтенанта, вышедшего в отставку в 1813 году после ранения под Данцигом.
В 1830 году Шестаков поступил в Морской кадетский корпус и сразу же обратил на себя внимание блестящими способностями и серьезными познаниями в некоторых предметах, приобретенными им еще дома. Особенно отличался он в знании языков, французском, немецком и английском. Тогдашний директор корпуса И. Ф. Крузенштерн прочил Шестакову большое будущее, что в целом и оправдалось.
В 1832 году он был произведен в гардемарины, еще через два года блестяще выдержал офицерский экзамен, но так как к тому моменту ему не исполнилось еще и 15 лет, был оставлен в корпусе еще на год и назначен фельдфебелем гардемаринской роты.
При своих недюжинных способностях Шестаков обладал резким, независимым характером, что часто тормозило его продвижение по службе. Из-за постоянных столкновений с воспитателями он не только не получил через год офицерское звание, но и был уволен из корпуса, несмотря даже на благоволение к нему начальника главного морского штаба князя А. С. Меншикова. Друг отца знаменитый адмирал М. П. Лазарев согласился принять вспыльчивого юношу на службу в Черноморский флот.
Службу Шестаков начал на корвете «Ифигения», крейсировавшем у восточного берега Черного моря. Далее последовали тендер «Струя», фрегат «Агатополь», бриг «Аякс». За участие в захвате мыса Константиновского Шестаков был награжден знаком отличия военного ордена и произведен в мичманы. В боевых действиях с горцами он участвовал до 1843 года, заслужив ордена Св. Анны 4 степени с надписью «За храбрость» и Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом.
В 1843 году уже в звании лейтенанта Шестаков получил назначение адъютантом к адмиралу Лазареву, оставаясь в этой должности в течение двух лет. Затем до 1850 года он вел гидрографические работы у кавказских берегов, в устье Буга, в Днепровском лимане и у берегов Турции. Эти работы легли в основу его сочинения «Лоция Черного моря», за которое талантливый моряк был награжден бриллиантовым перстнем.
В 1850 и 1852 годах Шестаков командировался в Англию для наблюдения за строившимися там судами. Назначенный в 1854 году членом пароходного комитета он в течение двух лет занимался составлением чертежей и наблюдением за постройкой 20 экспериментальных винтовых лодок, 75 винтовых канонерских лодок и 14 винтовых корветов.
В 1854 году Шестаков участвовал в отражении от Кронштадта союзного англо-французского флота.
В 1855 году его назначили адъютантом к Его Императорскому Высочеству генерал-адмиралу и в звании капитана 1 ранга командировали в Северо-Американские Соединенные Штаты для наблюдения за постройкой винтового фрегата «Генерал-Адмирал», автором проекта постройки которого и чертежей он сам и являлся. Это судно было самым крупным из тогдашних русских паровых судов. Шестаков стал его первым командиром и привел в Кронштадт в середине 1859 года. Наградой за выполнение возложенного на него поручения были орден Св. Владимира 3 степени и звание флигель-адъютанта.
Далее он в течение двух лет командовал эскадрой из четырех фрегатов, крейсировавшей в Средиземном море у берегов Сирии для охранения христиан от фанатизма турок.
В 1861 году уже контр-адмирал Шестаков был назначен в свиту Его Императорского Высочества, через год стал членом морского ученого и кораблестроительного технического комитетов с оставлением в свите, в 1863 году занял пост помощника главного командира Кронштадтского порта по морской части. Много сделав для укрепления обороноспособности Кронштадта, Шестаков, тем не менее, вынужден был оставить должность из-за столкновения с тогдашним управляющим морским министерством генерал-адъютантом Краббе.
После продолжительного отпуска, проведенного за границей, Шестаков получил назначение Таганрогским градоначальником и в течение около двух лет сумел много сделать для благоустройства города.
В этот период он близко сошелся с наказным атаманом войска донского генерал-адъютантом А. Л. Потаповым и по назначении последнего Виленским генерал-губернатором, оставил Таганрог, переехал на службу в Вильно на должность губернатора. Однако отношения с Потаповым ухудшились и стали даже враждебными. Шестаков был уволен от должности губернатора и из свиты Его Высочества, уехал за границу, где прожил несколько лет, числясь на флотской службе до выхода в отставку в 1869 году. Вскоре выяснилось, что он далеко не заслужил той суровой кары, которую ему пришлись понести из-за столкновения с Потаповым, и всегда покровительствовавший Шестакову генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич предложил ему снова вступить на морскую службу. Так как из-за состояния здоровья жены Шестаков мог жить только на юге Европы, для него была создана должность временного морского агента в южных государствах Европы, в Австрии и Италии. В течение восьми лет своей службы в этой должности Шестаков весьма внимательно следил за развитием и успехами военно-морского дела в Западной Европе, сообщая самые подробные сведения обо всех усовершенствованиях, изобретениях и нововведениях в военно-морской технике.
В 1881 году после смерти жены Шестаков возвратился в Петербург и был назначен председателем кораблестроительного отделения морского технического комитета, приняв живейшее участие в постройке паровых судов после того, как был поднят вопрос о преобразовании и усилении российского флота. Он возглавил разработку программы преобразования и модернизации флота, согласно которой в течение двадцати лет предполагалось построить 19 первоклассных броненосцев, 4 броненосца 2-го класса, 25 крейсеров различной величины и ряд мелких судов. Начинать реализацию этой программы довелось самому Шестакову на должностях морского министра и управляющего морским министерством.
Уже в 1883 году в Черном море были заложены три броненосца весьма крупных по тому времени размеров (10150 тонн водоизмещения): «Чесма», «Синоп» и «Екатерина II». В следующем году в Балтийском море заложили броненосцы «Александр II» и «Николай I», каждый водоизмещением в 8500 тонн. В тоже время, кроме броненосцев, строились еще крейсеры «Дмитрий Донской», «Адмирал Нахимов», «Память Азова», «Адмирал Корнилов», «Рында» и другие и целый ряд мореходных канонерских лодок, минных транспортов, миноносцев и судов других типов. Все крупные суда строились исключительно в России. Броненосцы «Чесма» и «Екатерина II» были спущены в воду уже в 1886 году, броненосец «Александр II» строился всего 3 года, а броненосцы «Синоп» и «Николай I» строились по четыре года. Во время управления морским министерством Шестакова российский военный флот увеличился по численности судов в полтора раза, а по боевой силе более чем вдвое. К концу его управления министерством число всех судов достигло 1110. Большое внимание уделял Шестаков другой отрасли военно-морского дела – строительству морских крепостей и портов. За время своего сравнительно короткого управления морским министерством он объехал все русские военные порты и посетил даже Владивосток, сделав его главным русским портом на Тихом океане.

 

Севастополь. Собор Св.Владимира


В 1882 году Шестакова произвели в генерал-адъютанты, в следующем году наградили орденом Св. Александра Невского, а в 1886 году после спуска на воду броненосцев «Чесма» и «Екатерина II», ему пожаловали бриллиантовые знаки ордена Св. Александра Невского. Последней полученной Шестаковым наградой стал чин адмирала, в который незадолго до смерти он был произведен по случаю 50-летия службы в офицерских чинах.
Шестаков скончался в Севастополе от паралича сердца. Тело его погребено там же, в храме Св. Владимира, в приделе Св. Александра Невского. Характеристикой Шестакова могут служить следующие строки телеграммы императора Александра III, посланной на имя его вдовы в Севастополь 23 ноября 1888 года: «С великой скорбью узнал Я о кончине Ивана Алексеевича. Для государства и для флота в особенности это огромная потеря и трудно заменимая. В нем потерял Я человека, искренно преданного своему делу, человека с теплой душой, широким образованием и обширным государственным умом. Я привык любить и уважать Ивана Алексеевича и знал, что на него могу рассчитывать вполне, и что бы ему ни поручил, он исполнит свой долг свято, доказательством чему может служить возникновение в краткое время черноморского флота, энергичная постройка судов балтийского флота и океанского плавания».
Остров в губе Грибовая на западном берегу южного острова архипелага Новая Земля. Назвали в 1889 году офицеры шхуны «Бакан».

 

Вернуться на главную страничку