Седова

Седова Вера Валериановна

(1877-26.12.1962)

 

Жена Георгия Яковлевича Седова, урожденная Май-Маевская. Ее дядей был генерал Владимир Зенонович Май-Маевский, активный борец с Советской властью.

К сожалению, информация о Вере Валериановне крайне скудна. Весь ее доседовский период жизни практически белое пятно. Известно, что впервые она увидела Георгия Седова в партере Мариинского театра, когда тот брал автограф у блистательной балерины Надежды Павловой. Девушка влюбилась без памяти, и статный моряк ответил ей взаимностью.

Они поженились за два года до экспедиции Седова на Северный полюс. Свадьба была долгожданным событием, сулившим им только счастье. Долгое время он не мог сделать предложение ввиду отсутствия средств к существованию. Два года Седов служил на Колыме, составляя карты. За это платили неплохие деньги и, наконец, в 1910 году их накопилось достаточно, чтобы сыграть свадьбу. Это произошло летом. Но уже 22 июля Георгий Яковлевич ушел в экспедицию на Новую Землю. Седов писал «своей Верочке» письма, в которых рассказывал, как любит ее и все открытия на Новой Земле посвящает ей. В следующем году Седов работал над картами Каспийского моря, а спустя еще год отправился к Полюсу, откуда так и не вернулся. Жена была для Седова музой и поддержкой в походах, но ее личная судьба оказалась незавидной. Практически всю их недолгую совместную жизнь она ждала Георгия и, можно сказать, более всего они общались в письмах.

 

Чета Седовых

 

 

Фото четы Седовых 1910 года

 

И после гибели Седова жизнь Веры Валериановны не сложилась.

3 сентября 1918 года  Петр Алексеевич Новопашенный, командовавший ледоколом «Вайгач» в исторической экспедиции Б.А. Вилькицкого, устроил у себя дома прием в честь 5-летия открытия экспедицией  архипелага Земля Императора Николая II (Северная Земля), на который пригласил своих соратников по экспедиции А.М. Лаврова, Николая Александровича Гельшерта и старшую подругу своей жены Веру Седову. Николаю Александровичу Седова понравилась с первого взгляда, и по окончании вечера он попросил разрешения  проводить ее домой до Кирпичного переулка, где Вера Валерьяновна проживала в квартире, оставшейся ей от мужа. Так состоялось их знакомство. Он стал ее гражданским мужем и по свидетельствам очевидцев безумно ее любил. Николай Александрович вырывался к ней при первой возможности, предоставляемой службой. Они много узнали друг о друге, особое беспокойство Гельшерта вызывало ее родство с ярым врагом Советской власти, портрет которого в золоченой раме висел на стене гостиной. 

Скорее всего, эти опасения оказались не напрасными. Их счастью не суждено было сбыться. Праздничные дни второй годовщины Октября влюбленные провели вместе, а через две недели Гельшерт был арестован чекистами на квартие Седовой и 25 ноября 1919 года расстрелян.   Лавров, которому выпало сообщить ей эту  весть, заменил страшное слово  «расстрелян» на более мягкое  «умер», но и оно  лишило ее сознания. Придя в себя и узнав настоящую правду, она сказала Лаврову:  «Наверное, в его гибели виновата и я - племянница генерала Май-Маевского, с которым давно не имею никакой связи».

Долгие годы считалось, что с того момента Вера Валериановна Седова оставалась одна. До последних дней она проживала в Ленинграде в доме 27 по  улице  Халтурина (Миллионная) в  квартире 23, расположенной во флигеле, не покидая ее даже в суровые дни блокады. В 1953 году в этой квартире ее навещал донецкий журналист Михаил Савельевич Альтер. Сейчас во флигеле располагается закрытое акционерное общество «Академстрой».

 

Флигель во дворе дома 27 по Миллионной улице

 

Первое сомнение появилось после того, как выяснилось, что в справке о ее смерти, полученной Музеем Арктики школы №336 из ГУП «Ритуальные услуги», Вера Валериановна значилась как Седова-Гельшерт. Какой-такой Гельшерт, если с Николаем Александровичем Гельшертом они не регистрировались.

Подойти к решению этой загадки удалось с неожиданной стороны. В одной ограде с могилой Седовой есть еще одна могила, в которой похоронены Александра Федоровна  и Дмитрий Дмитриевич Колчины-Гарины. Через архивы с помощью любезного Евгения Владимировича Никова, ведущего сотрудника ГУП «Ритуальные услуги», удалось разыскать Ольгу Дмитриевну Колчину-Гарину, внучку Александры Федоровны и дочь Дмитрия Дмитриевича. И оказалось - Александра Федоровна урожденная Гельшерт, дочь Федора Дмитриевича Гельшерта, за которого Вера Валериановна официально вышла замуж где-то в 1920-1921 гг. Счастье Веры Валериановны и в этом случае оказалось недолгим, не более года: Федор Дмитриевич вскоре скончался.  Кем был Федор Дмитриевич, чем он занимался, Ольга Дмитриевна не знает. В интернете удалось найти подходящего Федора Дмитриевича Гельшерта, выпускника 1904 года Императорского училища правоведения.Знакомство обоих Гельшертов с Седовой заставляет предполагать их довольно близкие взаимоотношения.

 

Елизавета Сергеевна Гельшерт (Теплова) (умерла от испанки в 1919 году) и Федор Дмитриевич Гельшерт  

 

В некоторых источниках есть недостоверные сведения о Вере Валерьяновне. Например, называют ее балериной, но балерину Седову, хорошую знакомую  Георгия Яковлевича, звали Юлия. В другом источнике сообщается, что она работала в иностранном отделе библиотеки Академии наук, но в архиве Академии наук среди сотрудников библиотеки указана старший редактор Седова Антонина Михайловна.

Очень интересную, можно сказать сенсационную, информацию удалось обнаружить в интернете на сайте ulpressa.ru совсем недавно. Правнучка Седова, Наталья Валентиновна Калинина (в девичестве Седова), доктор психологических наук, профессор кафедры педагогики Ульяновского университета в интервью 2008 года сообщает: «Супруги мало бывают вместе, но, естественно, хочется иметь детей. После очередной встречи в Архангельске Вера Валерьяновна забеременела, и в 1911 году на свет появляется мой дед, Седов Павел Георгиевич. Рождается он очень ослабленным ребенком, с кучей детских болезней, его необходимо выхаживать. Чтобы быть поближе к мужу, Вера Валерьяновна переезжает в Архангельск. При этом теряет поддержку своей дворянской семьи и начинает жить на те средства, которые смог ей давать Георгий Яковлевич. О достатке говорить не приходилось. Муж дома практически не бывает, и детей у них больше нет». И далее: «....В советское время наши предки по понятным причинам не очень гордились принадлежностью к дворянскому роду, старались это не афишировать. Мой дед был…нет, скажем так: стал простым крестьянином. Он не покорял моря, был слаб здоровьем, однако участвовал в Великой Отечественной войне, на фронте получил ранение. Умер в 1948 году. Мой отец родился в 1937-м, когда как раз нельзя было говорить о том, что у тебя в роду есть дворяне. Поэтому отцу моему долго не рассказывали о его происхождении».

Вот это новость, не знаешь, что и думать. С одной стороны, источник информации, человек очень серьезный, внушающий уважение и доверие, с другой стороны, нигде больше информация о сыне Седова не всплывала, о нем ничего не знают Колчины-Гарины, а главное, что Седов, писавший теплые полные любви письма жене, ни в этих письмах, ни в своем дневнике никогда не упоминал о ребенке. Сейчас руководство музея Арктики в петербургской школе №336 пытается разыскать Наталью Валентиновну Калинину, которая из Ульяновска перебралась в Москву.

 

Члены актива музея Арктики имени Г.Я. Седова ГБОУ школы №336 Невского района Санкт-Петербурга следят за состоянием могилы Веры Валериановны Седовой.

 Вторая справа заведующая  музеем Елена Павловна Афанасьева.

 

Вера Валериановна похоронена на Серафимовском кладбище в Петербурге.

Ледник (Вера) на западном побережье северного острова Новой Земли. Назвал в 1913 году Г.Я. Седов.

 

Ледник Вера

(Фото И,И, Лаврентьева. МАКЭ)

 

Бухта (Вера) в губе Крестовой на западном побережье северного острова Новой Земли. Назвал в 1913 году Г.Я. Седов.

 

 

PS. Елена Павловна получила ответ от Натальи Валентиновны Калининой. Вот его содержание: «Здравствуйте, уважаемая Елена Павловна. К сожалению, я не смогу быть Вам полезна. Эта информация при тщательном расследовании может статься - семейный миф. Поскольку его создателей уже нет с нами, а продолжатели находятся в весьма и весьма почтенном возрасте со свойственной этому возрасту мифологизацией сознания, больше правду я искать не буду. Приношу свои извинения».

Так что, ясно  - сына не было.

 

PPS. 20 июня 2018 года я получил электронное письмо от Ольги Дмитриевны Колчиной, в котором она приводит запись интервью ее бабушки Александры Федоровны Колчиной (Гельшерт), данное писательнице Елене Александровне Матвеевой, готовившей книжку о Георгии Седове. В этой записи содержится ценнейшая биографическая информация о Вере Валериановне Седовой. Вот текст этой записи с незначительной корректурной правкой:

 

Александра Федоровна Гельшерт родилась в 1906 году, рано осталась без матери. В 20-х годах ее отец женился на Вере Валериановне Седовой. Было тяжелое время, ей нужна была опора. Поселились в квартире Гельшерта, на Конюшенной. Девочку отдали в приют (Герценовский институт). Шурочка ревновала, приходя из приюта, садилась отцу на колени, обнимала за шею. «Папочка, я тебя люблю, хочу жить с тобой». Он смущался, стыдил: «Большая уже». Полтора года прожили, потом отец умер.

 

В.В. окончила Патриотический институт, после смерти Седова жила за границей, до революции получала пенсию, потом была замужем за Г(ельшертом), а после его смерти стала хлопотать о пенсии у сов. гос-ва. Возможно, для этого отдала дневники и письма Седова, которые передали ей матросы. А Шурочка кончила школу, ее устроили на работу. Получала 30 или 40 руб, 10 руб. относила В.В. Навещала ее. Получив пенсию, В.В. не стала брать денег. Вещей, оставшихся от родителей, Шурочке не предлагала, кроме белья матери. Переселилась в дом для профес. вдов на ул. Халтурина. Не работала. Войну пережила в Л-де. В войну у нее от голода умерла сестра, с которой не была близка. Впрочем, свои дела с Шурочкой не обсуждала. Умерла, не оставив завещания. Вещи В.В. вместе с вещами семьи Г. отошли государству. Шурочка попросила у судебного исполнителя зеркальце, пудреницу и еще что-то из дутого серебра – вещи мамы.

Александра Федоровна родила сына, отправила мальчиком в эвакуацию, потом искала. В 70 лет (?) вторично вышла замуж и прожила со вторым мужем дольше, чем с первым.

 

Вот теперь основные вехи жизни В.В. Седовой можно считать определившимися. Хотелось бы еще знать, чья заслуга в создании очень приличного надгробия на ее могиле. Но этого, наверное, уже никогда не узнать.

 

Вернуться на главную страничку