УДК 551.2:551.14:550.834(268.53)

 

 

 

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ДИНАМИКИ ЛИТОСФЕРЫ МОРЯ ЛАПТЕВЫХ

 

 

 

© 1993 г. Г. П. Аветисов

ВНИИОкеангеологuя, Санкт-Петербурz

Поступила в редакцию 30.12.91 г.

Аннотация 

На основании обобщения всех имеющихся данных по распределению эпицентров землетрясений и их фокальным механизмам высказывается мнение об отсутствии сквозного раскола литосферы моря Лаптевых, связываемого с дивергентной границей Евразиатской и Северо-Американской плит. Имеются два фрагмента этой границы, разнесенные по латерали на сотни километров. Северный фрагмент является завершением океанического участка границы и расположен в пределах северного завершения протягивающейся сюда ветви мезозоид Северо-Востока Евразии и части наложенного Омолойского грабена.

Южный протягивается с континента вдоль флексурно-разломных ограничений Лено-Таймырской зоны пограничных поднятий.

Предполагается, что при продолжении действия геоисточника растягивающих сил в море Лаптевых может образоваться либо микроплита. либо зона трансформных разломов типа Шпицбергенской.

 

Убежденность в своеобразии современной тектоники шельфа моря Лаптевых сформировалась давно на основании факта его расположения в зоне перехода из океана на континент Срединно-Арктического пояса землетрясений, трассирующего самый северный фрагмент единой глобальной системы срединно-океанических рифтовых хребтов - хребет Гаккеля. По этому географическому критерию в тождественном положении находятся в настоящее время Восточная Африка и Запад США.

В любом сейсмоактивном регионе наибольшую информацию о его геодинамике несут материалы сейсмологических наблюдений. Это поло­жение тем более очевидно в случае акваторий, где получение прямых геологических данных ограничено береговым обрамлением и островами.

По существующим ныне представлениям шельф моря Лаптевых трактуется как единая континентальная рифтовая система, являющаяся связующим звеном океан-континентального Срединно-Арктического рифтового пояса хребет Гаккеля-Момский рифт [1. 2]. В целом с этими представлениями нельзя не согласиться, однако имеющиеся в настоящее время данные о распределении эпицентров землетрясений и фокальных механизмах позволяют уточнить их и дополнить.

 

Структурно-тектоническое положение

 

В тектонической классификации дорифтовая структура шельфа моря Лаптевых определяется в качестве окраинно-материковой плиты, которой, как единой геоструктуре, отвечает верхнемеловой-кайнозойский структурный этаж осадочного чехла - плитный комплекс [3].

Структурный план плитного комплекса претерпел изменения в период палеогенового этапа тектонической активизации, генетически связанной с рифтогенезом в Евразийском суббассейне и приведшей к заложению на шельфе системы грабенов (прогибов), ныне компенсированных осадками и разделенных краевыми и внутренними поднятиями. В гравитационном поле система прогибов надежно фиксируется пониженными значениями поля силы тяжести. Кроме того, контрастные тектонические движения, обусловленные современной активностью литосферы моря Лаптевых, приводят к дроблению плитного комплекса субвертикальными и вертикальными разрывными нарушениями, достаточно уверенно выделяемыми по данным КМПВ [4, отчеты Полярной экспедиции НПО «Севморгео»] и МОВ-ОГТ [Материалы Л.А. Савостина].

Уже к середине 60-х годов по косвенным оценкам, базировавшимся на геологических данных по материковому и островному обрамлениям, предполагалась структурно-тектоническая неоднородность основания Лаптевоморской плиты.

Береговая зона моря Лаптевых контролируется разновозрастными и гетерогенными геологическими структурами. На западе она проходит у подножия сводово-блоковых поднятий Таймыро­Североземельской системы, в основании которой залегают складчатые комплексы киммерийско­докембрийской консолидации. Южное обрамление моря Лаптевых составляет древняя Сибирская платформа, а от дельты Лены и восточнее ­ горно-складчатые сооружения мезозоид Северо­Востока Евразии. Восточным ограничением являются сводово-блоковые структуры, сложенные складчатыми комплексами киммерийского возраста.

Современное представление о структурно-тектонических особенностях Лаптевоморской плиты формировалось на основе анализа материалов многолетних разнометодных геофизических  исследований непосредственно на акватории, среди которых на первых этапах ведущая роль несомненно принадлежала наледной гравиразведке [Отчеты Полярной экспедиции НИИГА-НПО «Севморгео» за 1964 - 1988 гг.]. Если магнитное поле на всей акватории маловыразительно и практически безаномально, то по особенностям гравиметрического уверенно выделяются две области: западная и центральная с широкими изометричными аномалиями, а также восточная, для которой характерно частое чередование линейных  достаточно узких высокоградиентных аномалий северо-западного, реже меридионального простирания с общим более высоким фоном значений поля силы тяжести. По сравнению с западной и центральной зонами в восточной очевидны в целом повышенная дислоцированность основного гравитирующего объекта и его более мелкое залегание. В хорошем согласии с гравиметрическими данными оказались результаты сейсмических работ КМПВ 1979 года в западной части акватории у выхода Хатангского залива и ГСЗ 1973 года в юго-восточной части в районе губы Буор-Хая [3, 5]. Сравнение полученных сейсмических разрезов также позволило сделать вывод о том, что Лаптевский седиментационный бассейн заложен на гетерогенном основании [3]. На западе осадочный чехол общей мощностью 6 - 8 км и подстилающее его кристаллическое основание идентичны соответствующим стратиграфическим элементам Си6ирской платформы, в то время как на востоке под плитным комплексом непосредственно залегают высокоскоростные отложения, идентифицируемые с мезозойским фундаментом.

Наиболее же вескими, на наш взгляд, аргументами в пользу представления о гетерогенности основания Лаптевской плиты явились материалы  проведенных в 1986 – 1988  гг. морских сейсмических работ МОB-OГТ [6], которые в совокупности со всеми упоминавшимися выше материалами позволяют составить наиболее реальную на сегодняшний день схему основных тектонических элементов моря Лаптевых (рис. 1). Согласно этим данным, на всей акватории уверенно выделяется подошва плитного комплекса, однако нижележащая часть разреза в Западно-Лаптевской и Восточно-Лаптевской областях кардинально отличаются. В первой из них под плитным комплексом прослеживаются еще 5 отражающих горизонтов, которые на основании всей имеющейся геолого-геофизической информации отождествляются с эпикарельским параплатформенным этажом в основании Лаптевской плиты. Фрагментарно следящийся самый нижний горизонт идентифицируется с кровлей кристаллического фундамента  архейско-раннепротерозойской консолидации. 3ападно-Лаптевская область ограничена запада блоково-складчатыми структурами Таймырской складчатой системы, а с юго-запада –  Лено-Таймырской зоной пограничных поднятий, отделяющей структуры собственно Лаптевской плиты от краевых депрессий Сибирской платформы. В Bосточно-Лаптевской области на всем ее протяжении между Янским заливом и о. Бельковский ниже отражения от подошвы плитного комплекса запись носит хаотический  некоррелируемый  характер. Этот горизонт имеет весьма изрезанный рельеф, находящийся в четком соответствии с кривой поля силы тяжести, в котором отмечаются даже мелкие его детали с горизонтальными и вертикальными  размерами 5 км и 300 м соответственно. Мощность плитного комплекса  составляет в среднем 1-1.5 км, сокращаясь в сводах  горстовых поднятий до 0.5 - 1 км. Основываясь на имеющейся  геолого-геофизической информации по районам Янского побережья и о. Столбовой, где установлены складчатые структуры мезозоид Северо-Востока Евразии, авторы [6] делают совершенно справедливый вывод о том, что плитный комплекс в Восточно-Лаптевской области залегает непосредственно на мезозойском фундаменте и, следовательно, всю ее необходимо рассматривать как северное продолжение на шельфе структур Верхоянской складчатой системы. С востока Восточно-Лаптевская область ограничена Бельковско-Святоносским приразломным желобом, прослеживаемым интенсивной полосовидной отрицательной аномалией и разделяющим мио и эвгеосинклинальные области мезозоид.

Шовная зона между параплатформенной Западно-Лаптевской и складчатой Восточно-Лаптевской областями по данным МОВ-ОГТ проходит в севepo-северо-западном направлении внутри наложенного Омолойского грабена в районе 130° - 131° в. д.

 

Распределение эпицентров землетрясений

 

 Информация о сейсмичности моря Лаптевых и его обрамления до недавнего времени базировалась, в основном, на данных далеких станций, что позволяло иметь весьма приближенные представления об особенностях распределения эпицентров. Очевидным было лишь исчезновение ярко выраженной линейности Срединно-Арктического пояса землетрясений при переходе из океанической части акватории на шельф. Предполагалось существование осевой сейсмоактивной зоны рифтогенеза, привязываемой к Усть-Ленскому прогибу, проходящей через центральную часть шельфа и восточнее дельты Лены через губу Буор-Хая, выходящей на континент, а также двух боковых, восточной и западной, зон наведенной («пассивной») сейсмичности, обусловленной разрядкой в ослабленных участках литосферы напряжений, генерируемых в осевой зоне [7, 8].

С середины 80-х годов после организации Якутским институтом геологических наук СО АН СССР нескольких новых станций на южном побережье моря Лаптевых энергетический уровень надежно регистрируемых землетрясений резко снизился и в настоящее время вместо прежнего К = 12 = 4.5) составляет для северной половины акватории - 10 - 11, а для южной и дельты Лены - 7 - 8. В процессе экспедиционных сейсмологических наблюдений НПО «Севморгео», проводимых с использованием 12 регистраторов «Черепаха» в течение весенне-летних полевых сезонов 1985 - 1988 гг. в дельте Лены и на побережье губы Буор-Хая, уверенно регистрировались и более слабые события [9].

Для построения карты эпицентров моря Лаптевых и его обрамления использован разработанный в НПО «Севморгео» банк сейсмологических данных по Арктическому региону, включающий в себя Генеральный каталог, составленный на базе Регионального каталога Международного сейсмологического центра, и каталоги по отдельным регионам, в основу которых легли данные местных сетей станций, не вошедшие в Генеральный каталог, в частности, и собственные наблюдения НПО «Севморгео». В основу отбора материала, выносимого на карту, был положен принцип «лучше меньше, да лучше», реализация которого выразилась в использовании, в основном, лишь землетрясений с 1970 года, когда сеть арктических станций стала достаточно развитой. Среди более ранних событий взяты только наиболее сильные. Построение карты произведено ЭВМ ЕС-1037 на ВЦ НПО «Севморгео».

По всей совокупности имеющихся данных (рис. 2) картина распределения эпицентров землетрясений моря Лаптевых и его обрамления представляется в настоящее время следующей.

Линейность Срединно-Арктического пояса сохраняется при пересечении континентального склона и в пределах 200 - 250 км северной части шельфа до 76 - 76.5 градуса северной широты. Указанная линия эпицентров направлена не в центральную часть шельфа, Северный и Усть­Ленский прогибы, а на юго-восток, через северное окончание Омолойского грабена в сторону Новосибирских островов. В 50 - 100 км северо-западнее о. Бельковский она становится заметно более широкой и меняет свое простирание на субмеридиональное, протягиваясь до о. Столбовой, южнее которого вырождается. В юго-восточной части акватории плотность эпицентров заметно ниже и распределение их близко к рассеянному. Выделяются лишь широтно-ориентированные цепочки эпицентров в проливах Этерикан и Дм. Лаптева. В пределах восточного обрамления моря Лаптевых можно предположить огибание эпицентрами асейсмичного блока литосферы, включающего в себя острова Бельковский, Ко­тельный, Фадеевский и М. Ляховский. Во всяком случае, продолжительные сейсмологические наблюдения НПО «Севморгеология» в течение полевых сезонов 1972 - 1976 гг. непосредственно на Новосибирских островах не выявили ни одного эпицентра в пределах указанного участка.

Западнее 130° - 132° в. д. характер распределения эпицентров существенно другой. Здесь прослеживаются две сублинейные зоны, веерообразно расходящиеся из района губы Буор-Хая на северо-запад.

Одна из них, более очевидная, проходит по западному берегу губы Буор-Хая; пересекает дельту и далее с некоторым перерывом протягивается через Оленекский и Хатангский заливы до восточного побережья Таймыра. В пределах ее отмечены события с магнитудой 5.5, по некоторым из которых существует макросейсмическая информация. В частности, для землетрясения 02.01.80 г. в юго-восточной части Оленекского залива установлены овальной формы 6- и 7-балльные зоны с большой осью северо-западного направления, совпадающего с простиранием линии эпицентров.

Вторая зона в своей южной части густой полосой трассирует осевую и близосевую области губы Буор-Хая и далее на север, заметно разрежаясь, что, возможно, связано с удалением от регистрирующих станций, идет в северо-западном направлении вдоль Усть-Ленского прогиба в центральную часть акватории, где резко затухает в районе 120° - 123° в. д., не доходя до параллели 76°. Здесь также известны землетрясения с магнитудой до 5.5. За пределами этих зон на акватории и в северной части дельты отмечаются лишь единичные эпицентры.

Южнее губы Буор-Хая на континенте эпицентры широкой полосой уходят на юго-восток в область мезозоид Северо-Востока Евразии. В Западной Якутии отдельные эпицентры установлены в районе северо-восточной окраины Сибирской платформы.

Следует отметить, что нами не установлено какой-либо связи между глубиной гипоцентра, которая в подавляющем большинстве случаев не превышает 30 км, и его положением по латерали. В дельте Лены и губе Буор-Хая по данным многочисленных слабых землетрясений наблюдается тяготение очагов к опорным сейсмическим границам земной коры, включая и ее подошву [9].

 

Фокальные механизмы

 

Данные по фокальным механизмам также взяты из БД НПО «Севморгео», в котором собрана вся имеющаяся отечественная и зарубежная информация. Следует отметить, что для ряда землетрясений существуют определения различными способами, которые в принципе не обязательно должны совпадать, и определения одним способом различными авторами, которые должны совпадать, но на практике зачастую существенно отличаются друг от друга. С целью унификации данных информация по методам тензора момента центроида (ТМЦ) [10] и первых вступлений продольных волн [11], наиболее широко применяемым на практике и по сути своей способным привести к существенно различным результатам, представлена нами раздельно (рис. 3). Кроме того, для максимально возможного уменьшения неоднозначности решений, проведена ревизия определений методом первых вступлений, заключающаяся в том, что были отобраны наиболее уверенно зарегистрированные события, по отечественным и зарубежным бюллетеням уточнены знаки первых вступлений и по единой методике [12], проведено машинное определение и переопределение механизмов (табл. 1). Для отдельных землетрясений, по которым указанную процедуру провести не удалось, из имеющихся вариантов различных авторов выбирался наилучший. При этом руководствовались количеством имеющейся у автора информации (наличие данных местной сети станций) и ее качеством (возможность получения информации непосредственно из сейсмограмм). Так, для рассматриваемого в настоящей работе региона в спорных случаях предпочтение отдавалось данным якутских сейсмологов [13].

(а)

(б)

Рис.3 Фокальные механизмы землетрясений моря Лаптевых и его обрамления

а - метод ТМЦ;  б - метод первых вступлений

Врезка из работы [9]  I СЗ,  II СЗ, Б-Х - названия участков, по которым производилось определение фокальных механизмов групповым методом

 

В настоящее время для землетрясений моря Лаптевых и его обрамления известны 17 решений фокальных механизмов методом первых вступле­ний и 12 - методом ТМЦ, причем по нескольким событиям обоими методами.

В северной части акватории, в эпицентральной зоне, непосредственно связанной с океанической частью сейсмического пояса, явно преобладает нормально-сбросовый механизм с осью растяжения, ориентированной субортогонально генеральному простиранию линии эпицентров. Это особенно заметно по определениям методом ТМЦ, согласно которым поле напряжений здесь ничем не отличается от полученного на хребте Гаккеля. По данным метода первых вступлений разброс в ориентировке осей значительнее, отдельные решения дают сбросо-сдвиговый механизм, что в общем представляется геологически более реальным, так как трудно ожидать одинаковой реакции на действующие напряжения тонкой океанической коры, образовавшейся и преобразовавшейся под действием этих напряжений, и мощной гетерогенной древней континентальной коры, даже если глубинный источник напряжений один и тот же.

Преобладание субгоризонтального растяжения устанавливается и в самой юго-западной сейсмоактивной зоне. Простирание оси этого напряжения хотя и испытывает довольно заметные колебания, обусловленные, по-видимому, особенностями древней разломной тектоники, на которую наложены современные процессы, тем не менее, тяготеет к субортогональному по отношению к простиранию зоны эпицентров. Данные индивидуальных решений по сильным землетрясениям этой зоны находят хорошее подтверждение результатами групповых определений, проведенных с использованием многочисленных слабых толчков, зарегистрированных экспедиционными станциями НПО «Севморгеология» и региональной сетью якутских станций [9].

В то же время в центральной части губы Буор-Хая по данным землетрясения 1964 года (Быковское землетрясение) [13] а также совокупности слабых землетрясений, устанавливается преобладание субгоризонтального сжатия, близортогонального линии эпицентров. В северо-западном фрагменте этой зоны (землетрясение 1983 года) обоими методами получен нормально-сбросовый механизм.

В континентальной части сейсмического пояса юго-восточнее губы Буор-Хая механизмы напряжений устойчиво меняются на взбросовые и сдвиго-взбросовые.

 

Геодинамическая модель

 

Очевидно, что степень и характер преобразования литосферы под влиянием каких-либо тектонических процессов в принципе обусловлены суммарным воздействием двух основных факторов: интенсивностью и направленностью действующих сил и реальными свойствами  исходной литосферы. На основании не оспариваемого, по-видимому, никем положения о единой рифтогенной природе тектонических сил, определяющих современную геодинамическую обстановку Евразийского суббассейна и находящегося с ним в торцевом сочленении Лаптевоморского шельфа, можно утверждать, что фиксируемые по сейсмологическим данным колебания параметров тектонического режима, есть результат фильтрующего влияния особенностей дорифтовой реальной геологической среды. В изотропной среде ориентировка плоскости разрыва будет определяться законами механики и зависеть только от ориентировки приложенных сил. При существовании в дорифтовой среде ослабленной зоны образующаяся в процессе рифтогенеза линия раскола в той или иной степени разворачивается от теоретического положения в сторону этой ослабленной зоны. В случаях утыкания в неподдающийся по той или иной причине разрыву блок литосферы линия раскола по близ ортогональному разлому или серии эшелонированных разломов будет огибать этот блок. Данные по Срединно-Арктическому сейсмическому поясу показывают, что здесь представлены все три указанных варианта. К первому относится типично рифовый хребет Гаккеля, ко второму область так называемого «косого» растяжения хребет Книповича в Норвежско-Гренландском бассейне, а к третьему - зоны трансформных разломов, в частности одна из наиболее типичных среди них, Шпицбергенская.

С позиции тезиса о наложенном на дорифтовую структуру литосферы характере вновь образующегося раскола имеющиеся сейсмологические данные позволяют утверждать, что при переходе через континентальный склон на шельфе моря Лаптевых ослабленная зона обнаружилась не в Северном грабене, как считалось ранее, а восточнее, в области складчатых комплексов мезозоид Северо-Востока Евразии, куда и протянулась линия эпицентров, утыкаясь в зону стыка шельфа и блока Новосибирских островов непосредственно к западу от о. Бельковский. Следует отметить, что впервые на это было обращено внимание Б.И. Кимом [14]. Далее к югу рассеивание эпицентров свидетельствует о превращении одной основной ослабленной зоны в серию менее явных, что нельзя считать неожиданным в складчатых областях, а южнее о. Столбовой, где сейсмоактивная зона фактически вырождается, о повышении монолитности литосферы и невозможности дальнейшего распространения раскола в этом районе. Продолжающееся действие рифтогенных сил должно было привести и привело к проявлению ослабленных зон в других участках. Положение этих древних ослабленных зон в настоящее время высвечивается, на наш взгляд, всей разветвленной системой указанных выше прогибов, в пределах которых происходят сильные землетрясения. Отчетливее всего это видно на примере Усть-Ленского прогиба, безусловно, на каком-то этапе являвшегося осью рифтогенного растяжения. Об этом свидетельствуют, в частности, установленные в зоне губы Буор-Хая по данным ГСЗ [5] и сейсмологии [15] пониженные скорости сейсмических волн в верхней мантии. Однако приведенная выше информация о преобладании в южной части прогиба горизонтального поперечного сжатия показывает, что ныне ось растяжения проходит не здесь. На наш взгляд, сейсмологические данные заставляют признать ее современное положение в области стыка периферийных флексурно-разломных ограничений юго-западной части Лаптевской плиты с Лено-Таймырской зоной пограничных поднятий. Перескок оси, по-видимому, генетически связан с имевшим место 1-3 млн. лет тому назад перемещением с юга в район губы Буор-Хая полюса вращения Северо-Американской и Евразиатской плит [16]. В это же время в Момском грабене произошла смена рифтогенного режима на устанавливаемый ныне по сейсмологическим данным режим поперечного сжатия. Как видно из приведенных сейсмологических данных, являющихся к настоящему времени наиболее полными, положение о непрерывности на Лаптевоморском шельфе границы Евразиатской и Северо-Американской плит можно признать справедливым лишь на уровне первого приближения, т.е., если считать участком границы весь шельф. Это достаточно для понимания общей кинематики плитно-тектонических движений, но не удовлетворяет требованиям региональных исследований. Необходимо признать, что имеются два «слепых» отрезка этой границы, один из которых в восточной  половине шельфа является завершением океанической части границы, протягивающейся из Евразийского суббассейна, а второй - континентальной, идущей из Восточной Якутии. Близкое соседство друг с другом участков преобладающих горизонтального растяжения и сжатия поз­воляет говорить и о нарушении постулата о «жесткости» литосферных плит, подтверждая выдвинутый нами ранее тезис о существовании областей наведенного сжатия на флангах зон растяжения. В пользу этого говорят и геологические данные по Новосибирским островам [17].

Характерным фактом является близкое к овалообразному южное завершение Евразийского суббассейна и его большая ширина (500 - 600 км) в зоне стыка с Лаптевоморским континентальным склоном. Согласно данным А.М. Карасика [18], проследившего практически до склона весь спектр спрединговых магнитных аномалий от самой древней (№24) до самой молодой (№ 5), ширина зоны разрастания соизмерима с шириной суббассейна. В этом случае достаточно сложно объяснимым становится резкое исчезновение столь широкой зоны спрединга при переходе че­рез континентальный склон. Напрашивающаяся в первую очередь мысль о поперечном смещении «берегов» Евразийского суббассейна, в частности хребта Ломоносова, относительно шельфа должна быть отброшена, так как очевидно, что подобные движения не обошлись бы без сейсмических проявлений, которые нельзя было бы не заметить даже с учетом удаленности региона от регистрирующих станции. Остается только предположить факт особой пластичности литосферы Лаптевоморского шельфа, допускающей образование лишь серии локальных разрывов и препятствующей объединению их в единый раскол. Вполне возможно, что аномальные упругие свойства литосферы этого региона и являются причиной частых колебаний кинематики движения, устанавливаемых по неоднократным меридиональным смещениям полюса раскрытия.

Другая интерпретация, не требующая предположения об аномальности упругих свойств литосферы Лаптевоморского шельфа, может быть предложена, если за основу принять карту осей магнитных аномалий, представленную в [19]. Согласно данным зарубежных исследователей, при движении на юг происходит постепенное исчезновение более древних, аномалий и до подножия  континентального склона доходит лишь самая молодая из них. Расстоянием между парой осей  этой аномалии (50 - 60 км) и должна в таком случае оцениваться ширина зоны разрастания в южном завершении Евразийского суббассейна. Для  объяснения большой ширины суббассейна здесь  необходимо допустить уже предрифтовое его существование, т.е. отсутствие в этом месте примыкания хребта Ломоносова к Североземельскому  континентальному склону. Подобное предположение, как один из вариантов объяснения 50 - 100- километровой полосы отрицательного магнитного поля за пределами аномалии №25, ранее было е сделано П. Вогтом и др. [20]. Возможно, что древние мезозойские бассейны контролировали положение начальной линии раскола современного спрединга.

Представленные сейсмологические данные по шельфу моря Лаптевых позволяют, на наш взгляд, говорить о том, что формирование здесь единой границы Евразиатской и Северо-Амери­канской плит контролируется двумя встречными движениями ее разорванных фрагментов: на юг через область мезозоид в восточной части шельфа и на северо-запад вдоль разломных ограничений Лено-Таймырской зоны пограничных поднятий. В настоящее время можно высказать лишь общие соображения о характере и месте возмож­ного соединения разорванных фрагментов в случае продолжения действия рифтогенных растягивающих сил. Очевидно, что ожидаемое положение единой границы опять же во многом будет определяться положением существующих в регионе ослабленных зон. Реальными представляются следующие возможные варианты.

1. Продвижение восточного фрагмента раскола на юг вдоль Омолойского и южной части Усть­Ленского грабенов и соединение его с континентальной частью границы восточнее дельты Лены; продвижение западного фрагмента на северо-северо-запад вдоль контакта Таймырской складчатой системы с западной частью Лаптевской плиты и выход его к континентальному склону. Это приведет к образованию Лаптевской микроплиты и тройного сочленения в районе южного побережья губы Буор-Хая. В рамках этого варианта возможен выход западного фрагмента раскола к континентальному склону через Северный грабен.

2. Остановка продвижения расколов по указанным в первом варианте направлениям и соединение ныне установленных концов фрагментов границы по линии северо-восточного простирания, совпадающей или близкой к Северному грабену. В этом случае следует ожидать образования на Лаптевоморском шельфе системы трансформных разломов типа Шпицбергенской.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Современная геодинамическая обстановка моря Лаптевых определяется его расположением в области непосредственного выхода на шельф рифтогенной зоны Евразийского суббассейна Северного Ледовитого океана.

На основании рассмотренных материалов устанавливается достаточно хорошая корреляция между распределением эпицентров землетрясений шельфа моря Лаптевых и его структурно­тектоническими особенностями. Относительно большое рассеивание эпицентров в восточной части шельфа определяется соответствующей реакцией на действующие напряжения в значительной степени раздробленного и мелкоблокового молодого мезозойского складчатого фундамента; более упорядоченное распределение эпицентров западной части контролируется в целом контактами достаточно крупных более древних блоков литосферы,

Система наложенных мезозойских грабенов проявляет дорифтовые ослабленные зоны, однако ни одна из них не сыграла роли генерального раскола.

Вообще в настоящее время на шельфе моря Лаптевых не прослеживается единый сплошной раскол литосферы, который может быть отождествлен с границей Северо-Американской  и Евразиатской литосферных плит, уверенно устанавливаемой в океанической части. Выделяются два фрагмента этого раскола: северо-восточный, совпадающий с самым северным завершением ветви мезозоид Северо-Востока Евразии и наложенной на нее частью Омолойского грабена и линией эпицентров, прослеживаемый до рифтовой зоны хребта Гаккеля, а также юго-западный, проходящий из области мезозоид Северо-Восто­ка Евразии вдоль Лено-Таймырской зоны пограничных поднятий. В обоих фрагментах по сейсмологическим данным установлен режим поперечного субгоризонтального растяжения.

При сохранении ныне действующих тектонических сил можно ожидать возникновения в пределах шельфа моря Лаптевых либо Лаптевской микроплиты и тройного сочленения в районе губы Буор-Хая, либо эшелонированной системы трансформных разломов типа Шпицбергенской.

Юго-восточнее губы Буор-Хая фиксируется устойчивый режим субгоризонтального сжатия.

Завершая настоящую работу, следует отметить, что, несмотря на значительные за последние 7 - 8 лет успехи в геофизическом изучении моря Лаптевых, этот уникальный по своему тектоническому положению регион все-таки остается относительно мало исследованным. Наиболее ощутимо практически полное отсутствие сейсмической информации о глубинной структуре земной коры и верхней мантии. С сожалением приходится констатировать, что в ближайшие годы вряд  ли можно ожидать заметного улучшения состояния дел в этом вопросе.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.Грачев А.Ф. Момский материковый рифт // Геофизические методы разведки в Арктике. Л.: Изд-во НИИГА, 1973. Вып. 8. С. 56 -75.

2.Грамберг И.С., Деменuцкая Р.М., Секретов С.Б. Система рифтогенных грабенов шельфа моря Лаптевых как недостающего звена рифтового пояса хребта Гаккеля-Момского рифта // Докл. АН СССР. 1990. Т. 311. М 3. С. 689 - 694.

3.Геологическое строение СССР и закономерности размещения полезных ископаемых. Моря Советской Арктики / Под ред. Грамбергa И.С. и Пoгребuцкогo Ю.Е. Л.: Недра, 1984. Т. 9. 270 с.

4.Виноградов В.А., Аветисов Г.П., Буценко В.В., Гусева Ю.Б. Особенности строения юго-восточной части Усть-Ленского рифтогенного прогиба в море Лаптевых // Геол.-геофиз. исследования в Мировом океане. Л.: Изд-во ВНИИОГ. 1987. С. 65 -71.

5.Koгaн А. Л. Постановка сейсмических работ методом КМПВ-ГСЗ с морского льда на шельфе арктических морей (опыт работ в море Лаптевых) // Геофизические методы разведки в Арктике. Л.: Изд-во НИИГА, 1974. Вып. 9. С. 33 - 38.

6.Иванова Н.Н., Секретов С.Б., Шкарубо С.И. Данные о геологическом строении шельфа моря Лаптевых по материалам сейсмических исследований // Океанология, 1989. Т. XXIX. Вып. 5. С. 789 - 795.

7.Аветисов Г.П. Сейсмичность моря Лаптевых и ее связь с сейсмичностью Евразийского бассейна // Тектоника. Арктики. Л.: Изд-во НИИГА, 1975. Вып. 1. С. 31 - 36.

8.Аветисов Г.П. Сейсмичность и глубинное строение района моря Лаптевых и Новосибирских островов // Структура земной коры континентов и океанов. Л.: Изд-во ЛГУ, Труды ЛОЕ 1983. Т. 77. Вып. 2. С. 117 - 124.

9.Аветисов Г.П. Гипоцентрия и фокальные механизмы землетрясений дельты р. Лены и ее обрамления // Вулканология и сейсмология.1991. №6. С. 59 - 69.

10.Dziewoпski А.И., ChouT .-А., Woodhouse J.H. Dеtеrmination of Еаrthquakе Source Parameters from Wavеform Data for Studies of Global and Regiona1 Seismicity // J. Geophys. Res. 1981. У. 86. N. В4. Р. 2825 - 2852.

11.Балакина Л.М., Введенская А.В., Голубева НВ. 11 др. Поле упругих напряжений Земли и механизмы очагов землетрясений. М.: Наука, 1972. Вып. 8. 192 с.

12.Аптекман Ж.Я., Желанкина Т.С, Кейлис-Борок В.И. и др. Массовое определение механизмов землетрясений на ЭВМ // Теория и анализ сейсмологических наблюдений. Вычислительная сейсмология. М.: Наука, 1979. Вып. 12. С. 45 - 58.

13.Парфенов Л.М., Козьмин Б.М , Гриненко О.В. и др. Геодинамические модели сейсмических поясов Якутии. Якутск: Изд-во ЯФ СО АН СССР. 19S7. 48 с.

14.Kим Б.И. Структурное продолжение рифтовой долины хребта Гаккеля на Лаптевском шельфе // Структура и история развития Северного Ледовитого океана. Л.: Изд-во ВНIIИОГ, 1986. С. 133 - 139.

15.Аветисов Г.П., Гусева Ю.Б. Глубинное строение района дельты Лены по сейсмологическим данным // Советская геология. 1991. № 4. С. 73 - 80.

16.Соок D., Fujita К., МcМиllе С. Ргеsеnt-Daу Plate Interactions in Northeast Asia: North American, Earasian, and Okhotsk Plates // J. Gеodynamiсs. 1987. 6. Р. 33 - 51.

17.Савостин. Л.,А., Драчев С.С. Кайнозойское сжатие в районе Новосибирских островов и его связь с раскрытием Евразийского бассейна // Океанология. 1988. Т.XXVIII. Вып.5. С.8-19.

18.Карасик А.М. Магнитные аномалии хребта Гаккеля и происхождение Евразийского суббассейна Северного Ледовитого океана // Геофизические методы разведки в Арктике. Л.: Изд-во НИИГА, 1968. Вып.5. С.8-19.

19. The Arctic ocean region / The Geology of North America / Edited by A. Grantz, L. Johnson, J,F Sweeney. 1990. Vol.L. 644 p.

20.Vogt P.R. et al. Detailed aeromagnetic investigation of the Arctic basin // Journal of Geophysical research. 1979. Vol. 84. N. B3. P. 1071-1091.

Вернуться на главную страничку