ПРЕДИСЛОВИЕ
 


Географическая карта предоставляет огромный объем информации, причем не только прикладной, позволяющей найти какой-либо географический объект или помогающей ориентироваться на местности. Каждый географический объект имеет свое название, и выяснение причин и обстоятельств, приведших к появлению этого названия, открывает любопытному, интересующемуся пользователю широкие возможности для изучения истории географических открытий. В первую очередь привлекательны, на наш взгляд, именные, мемориальные топонимы, потому что за ними стоят конкретные люди, причем, как те, в честь кого дано название, так и те, кто давал название. 
В течение всего периода своей профессиональной деятельности, начавшейся в 1966 году, мне приходилось заниматься геолого-геофизическими исследованиями в Арктике, неразрывно связанными с использованием разномасштабных географических и топографических карт. Довелось побывать на Земле Франца-Иосифа, Новосибирских о-вах, Северной Земле, севере Красноярского края и Якутии. Эти арктические регионы были либо объектами исследований, либо промежуточными пунктами на пути к объектам в Центральном Арктическом бассейне, изучение которых проводилось с дрейфующего льда. Сразу пришлось столкнуться с большим количеством топонимов “Северный”, “Каменный”, ”Песчаный”, ”Средний” и т.п., происхождение которых было очевидно и не привлекало особого внимания. Но вот именные топонимы сразу врезались в память и вызывали желание выяснить обстоятельства их возникновения. Конечно, ряд имен таких корифеев, как Нансен, Амундсен, Норденшельд, Седов, Кренкель и др., были мне, еще в школе любившему географию, достаточно хорошо известны. Но кто такие Бунге, Диксон, Мак-Клинток, Анжу и многие-многие другие? Казалось недопустимым работать в Арктике и не знать этого. Следует сказать, что товарищи по работе еще хуже ориентировались в подобных вопросах. Нужно было искать другие источники информации. 
Последней каплей, инициировавшей начало поисков, явилась увиденная мной книга выдающегося арктического историографа Василия Михайловича Пасецкого “Находки, которые открывают тайны”. В тетради, разделенной на несколько частей, каждая из которых соответствовала тому или иному арктическому региону в советском секторе, появились первые записи. Для каждого географического объекта, имеющего именной топоним, приводилась дата открытия, автор открытия и краткая, в несколько слов информация о персоне, в честь которой объект получил название. Начались походы в библиотеки Географического общества, Академии наук, Публичку, по магазинам старой книги. Моя личная арктическая библиотечка быстро достигла нескольких десятков томов, процесс ее пополнения продолжается и сейчас. Польза от новых знаний проявилась еще и в том, что они помогали скрашивать однообразие арктических будней, когда не по одному месяцу приходилось вдвоем с напарником вести наблюдения на точке. Стоя, например, на Утесе Деревянных Гор, можно было смотреть на льды Благовещенского пролива и представлять, как здесь в 1881 году шли от места гибели судна героические участники экспедиция Дж. Де-Лонга, почувствовать свою причастность к их подвигу. Или воображение, основанное на знании, рисовало картину того, как группа Альбанова зацепилась за крайний западный выступ Земли Франца-Иосифа, мыс Мэри Хармсуорт. Из 11 человек 10 дошли до суши, казалось, самое трудное позади, но нет. До спасительного мыса Флора добрались только двое. Взгляд на бухту Тикси позволял увидеть под свинцовыми водами обломки славной “Зари” Э.В. Толля. Работая на Земле Бунге, можно было представлять рядом с собой легендарного Я. Санникова, М. Геденштрома и их товарищей. Таких мест в Арктике полно, они тянут к себе, они являются одной из причин “болезни Арктикой”. 
В 1972 году вышла замечательная книга С.В. Попова и В.А. Троицкого “Топонимика морей Советской Арктики”, в которой на высоком профессиональном уровне было сделано все, намеченное мною. Знакомство с ней вызвало во мне двоякое чувство. С одной стороны, это были удовольствие и радость оттого, что быстро и без усилий удалось узнать все, что хотелось. С другой стороны, возникло разочарование. Я потерял одну из своих целей. 
Погоревав по второму поводу какое-то, не очень длительное время, я решил перестроиться. Именно тогда и была задумана настоящая работа, однако в то время выполнение ее из-за активной экспедиционной деятельности не представлялось возможным. Каждый год начинался проектированием очередной экспедиции, продолжался 4-5 месяцами полевых работ и завершался подготовкой отчета. Я решил заняться этим позднее, и вот сейчас время наступило.
В данной работе представлены биографические данные по примерно 200 отечественным и зарубежным персоналиям, имена которых есть на географической карте российского сектора Арктики. Мною не ставилась задача охватить весь перечень этих имен. На выполнение такой работы нужны были бы еще годы и годы, да и книга получилась бы огромной. Из рассмотрения были исключены люди, не имеющие отношения к Арктике, в первую очередь, например, члены царствовавших семей Австро-Венгрии и Англии, именами которых названы многие объекты на Земле Франца-Иосифа. Отдельными статьями не отмечены некоторые персоналии, являвшиеся спонсорами различных арктических экспедиций, в частности, экспедиции Ф.Нансена на “Фраме”, рядовыми участниками экспедиций, родственниками или друзьями участников экспедиций, о которых другая информация, кроме этой, практически недоступна. Многие из них упоминаются в статьях об авторах указанных топонимов.
Известность отраженных в книге персоналий колеблется в значительном диапазоне от всемирно известных до малоизвестных или совсем неизвестных широкому кругу людей. От этого соответственно зависит и размер посвященных им статей. В изложении материала хотелось добиться совмещения точности заметок в справочниках или энциклопедиях с раскрытием человеческих черт характера, которые обычно приводятся в биографических повестях и книгах. Чувствую, что удалось это по-разному, большую роль, кроме всего прочего, сыграли, по-видимому, мои личные симпатии к тому или иному персонажу. Наиболее почитаемыми мною являются, в частности, Ф. Нансен, Ф.Я. Иогансен, Дж. Де Лонг, Ф. Джексон, В.И. Альбанов, Г.А. Ушаков, Н.Н. Урванцев и некоторые другие. Каждая статья сопровождается перечнем объектов, названных в честь данного конкретного лица, с указанием года открытия или присвоения имени и автора создания топонима. Источником этих данных являлась уже упомянутая книга С.В. Попова и В.А. Троицкого. В процессе работы удалось исправить некоторые неточности, имевшиеся в этой работе.
В качестве источников информации использовались, главным образом, публикации, отраженные в списке литературы, а также некоторые архивные данные и сведения, полученные от родственников некоторых полярников. 
Арктические географические объекты, упоминаемые в тексте, максимально возможно показаны на двух схемах.
Работа над книгой была весьма кропотливой и трудоемкой, но очень интересной и увлекательной. Одна только мысль отравляла душу: "Где найти средства на публикацию, где они современные Сибиряковы и Сидоровы, Третьяковы и Морозовы". Надо сказать, что мне найти их не удалось. И тут на помощь пришел родной Институт, работе в котором отдано почти сорок лет жизни. Я выражаю свою глубокую благодарность руководству ВНИИОкеангеология и в первую очередь директору Валерию Дмитриевичу Каминскому за оказанную материальную помощь.
Чрезвычайно важной для меня была и моральная поддержка ближайших коллег по работе, доброжелательная творческая обстановка, царящая в нашем институте. И конечно, во всем, что я делал и делаю, неоценима роль моей жены, Александры Федоровны Аветисовой. Всю жизнь она ждала меня из экспедиций, как ждали любимые женщины многих героев этой книги. И сейчас благодаря ей, дочерям и внучкам, я спокойно смотрю в лицо надвигающейся старости.


Вернуться на главную страничку