ВВЕДЕНИЕ



XVII-XIX столетия были периодом великих географических открытий. Отважные испанские, португальские, английские, французские, русские моряки на утлых по нынешним представлениям суденышках уходили в безбрежный и таинственный океан, уходили в неизвестность, не рассчитывая на чью-либо помощь, надеясь только на себя. Другие, не менее мужественные путешественники организовывали сухопутные экспедиции и, преодолевая пустыни, дремучие леса, высочайшие горы, открывали неизвестные страны, народы, земли. Широк круг причин, по которым эти люди отправлялись в свои смертельно опасные предприятия: от патриотизма, чувства долга и верности присяге до стремления к личному обогащению, но всех их объединяли мужество и отвага, любовь к открытиям, к познанию нового, неизведанного. Некоторые из них стали всемирно знаменитыми, они упоминаются в энциклопедиях, о них написаны десятки книг, которыми во все времена зачитывались мальчишки разных стран. Многие менее известны, еще большее количество знакомо только узкому кругу специалистов, имена же подавляющего числа их канули в Лету, информация о них либо отсутствует полностью, либо крупицы ее хранятся в недрах архивов.
В молодые годы и автор этих строк отдал весомую дань увлечению географической литературой. Запоем были прочитаны книги о плаваниях и походах Дж. Кука, Ж. Лаперуза, Ж. Дюмона-Дюрвиля, И. Крузенштерна и Ю. Лисянского, Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева, А. Никитина, П. Семенова-Тян-Шанского, Н. Пржевальского, В. Арсеньева и многих других. Любовь к географии во многом определила и выбор профессии геолога-геофизика.
Жизнь сложилась так, что вся моя профессиональная деятельность оказалась связанной с Северной полярной областью Земли, с Арктикой. С ней, естественно, оказалось связанным и мое увлечение историей географических открытий. Но в зрелом возрасте уже было недостаточным знать только о великих и выдающихся открывателях, хотелось копнуть глубже, познакомиться с менее известными фигурами, узнать, что это были за люди, как сложились их судьбы, выяснить детали и подробности их арктических походов. Ежегодные экспедиции в Арктику, в те места, где работали, жили, нередко умирали арктические первопроходцы, только разжигали мой интерес. Огромное удовольствие доставляло разглядывание детальных топографических карт, пестревших многочисленными именными топонимами. Эти топонимы определяли направление деятельности. Выяснив, кто и что скрывается за этими фамилиями, кто и когда присвоил названия, за какие дела и заслуги, можно было проследить и историю географических открытий в Арктике.
К сожалению, интенсивная экспедиционная деятельность долгие годы не позволяла приступить к прямой реализации задуманных планов, тем не менее, процесс шел. Накапливалась информация, пополнялась моя личная арктическая библиотека, росли нетерпение и желание систематизировать и обобщить все накопленные сведения.
Наконец, в 2003 году удалось выпустить книгу «Имена на карте Российской Арктики», в которой представлены биографические данные по 195 отечественным и зарубежным персоналиям, именами которых названы географические объекты на карте Российского сектора Арктики. С удовлетворением можно отметить, что интересная мне тема оказалась интересной и многим другим людям. Книга не прошла не замеченной
читателями. В 2004 году она отмечена дипломом Конкурса «Лучшие книги года» Ассоциации книгоиздателей «за уникальность историко-архивного материала и высокий художественно-полиграфический уровень издания». Высокая оценка была дана ей в журнале «Наука в России» №3 за 2004 год. Мною получен ряд положительных письменных и устных откликов читателей. Небольшой ложкой дегтя оказалось лишь письмо читателя А. О. Шмидта, который, забыв в какое время живет, отчитал меня за оценку личности О. Ю Шмидта, не совпадающую с его собственной и той, что доминировала ранее.
Свою следующую работу я планировал посвятить людям, чьи имена присутствуют на карте зарубежной Арктики, однако с момента выхода первой книги обнаружилось много новой информации по российскому сектору, причем как по уже освещенным мною персоналиям, так и по новым именам. Нежелание оставить эту информацию без внимания, привело меня к решению объединить все новое и старое в одной книге под названием «Арктический мемориал». В ней представлены биографические данные по примерно 300 персоналиям. Этот список достаточно представителен, но, конечно, далеко не полон. Нельзя объять необъятное, поэтому пришлось ставить некоторые, в первую очередь географические, ограничения:
- рассматривались только топонимы побережья Северного Ледовитого океана (исключая Норвежско-Гренландский бассейн), его островов (без Шпицбергена) и разделяющих их проливов. Не затрагивались названия элементов подводного рельефа;
- по зарубежной Арктике наиболее полно освещены имена, присутствующие на карте бесчисленных островов Канадского Арктического арх., а также арктического побережья континентальной Канады, история изучения которых весьма поучительна, увлекательна и трагична. Она неразрывно связана с историей открытия Северо-Западного прохода;
- при отборе топонимов по Российской Арктике за основу, как и в предыдущей книге, была взята исчерпывающая работа С. В. Попова и В. А. Троицкого «Топонимика морей Советской Арктики». Для отбора топонимов по зарубежной Арктике использованы топографические карты масштабов 1:500000 и 1:1000000.
Были введены ограничения, связанные с личностью обладателя топонима. Так из рассмотрения были исключены люди, не имеющие отношения к Арктике, в первую очередь, например, члены царствовавших семей Австро-Венгрии и Англии, именами которых названы многие объекты на Земле Франца-Иосифа и в Канадском Арктическом архипелаге. Отдельными статьями не отмечены некоторые персоналии, являвшиеся спонсорами различных арктических экспедиций, в частности, экспедиции Ф. Нансена на «Фраме», рядовыми участниками экспедиций, родственниками или друзьями участников экспедиций, о которых другая информация, кроме этой, практически недоступна. Многие из них упоминаются в статьях об авторах указанных топонимов.
Сыграли роль и мои личные симпатии и антипатии. Очень не хотелось мне писать о Р. Пири, и, успокоив себя тем, что про Пири и так очень много написано, я вычеркнул его из списка.
Известность отраженных в книге персоналий колеблется в значительном диапазоне от всемирно известных до малоизвестных или совсем неизвестных широкому кругу людей. От этого соответственно зависит и размер посвященных им статей. В изложении материала хотелось добиться совмещения точности заметок в справочниках или энциклопедиях с раскрытием человеческих черт характера, которые обычно приводятся в биографических повестях и книгах. Как это получилось – судить читателю.
Построение статей такое же, как и в предыдущей моей книге: каждая из них сопровождается перечнем объектов, названных в честь данного конкретного лица, с указанием, по возможности, года открытия или присвоения имени и автора создания топонима.
По сравнению с предыдущей, настоящая книга лучше иллюстрирована. Увеличено количество фотопортретов, приведены цветные фотографии могил некоторых персоналий, сделанные автором на кладбищах Санкт-Петербурга и Москвы, а также заимствованные из литературных публикаций или полученные через Интернет. Значительно более детальны картографические приложения, на которых, кроме географических объектов, указаны и описаны наиболее достопримечательные, с точки зрения автора, пункты.
Хочется предупредить возможные замечания, касающиеся правильности написания фамилий иностранных персоналий. В различных русскоязычных публикациях и даже официальных картографических материалах эти фамилии нередко пишутся по-разному. Так, например, английское «Hall» дается как «Галл» или «Холл», «Crozier» как «Крозье» или «Крожер» или «Крожир». Английские «De Long» и «Leigh Smith» на всех наших картах даются с дефисом: «острова Де-Лонга», остров «Ли-Смита».
В качестве источников информации, помимо публикаций, отраженных в списке литературы, использовались архивные данные, а также сведения, полученные от родственников некоторых полярников. Посчастливилось общаться с сыновьями К. К. Неупокоева, Н. Н. Мутафи, И. Д. Гатиева, сыном и дочерью Б. И. Тест, дочерьми П. К. Хмызникова и В. Г. Васильева. Карина Васильевна Васильева и сама легендарная личность в Арктике. Это та самая девочка, которая родилась на пароходе «Челюскин» в Карском море. Всем этим людям я приношу глубокую благодарность.
Не могу отказать себе в удовольствии перечислить фамилии авторов, внесших, на мой взгляд, наибольший вклад в популяризацию арктических географических открытий и исследование топонимики Арктики. Это В. Н. Берх, В. Ю. Визе, М. И. Белов, Н. Н. Урванцев, Н. Н. Зубов, В. А. Попов-Штарк, А. Ф. Лактионов, В. М. Пасецкий, И. П. Магидович, С. В. Попов, В. А. Троицкий, Б. Г. Масленников, В. И. Магидович, З. М. Каневский, Н. И. Тимонин, В. Д. Доценко. Интересной и полезной для меня оказалась информация, почерпнутая из вышедшей в последние годы серии увлекательных книг писателя-мариниста Н. А. Черкашина.
Особый пиетет я испытываю по отношению к двум замечательным советским гидрографам – Сергею Владимировичу Попову и Владилену Александровичу Троицкому. Эти подвижники вернули из небытия десятки, если не сотни имен рядовых тружеников Арктики, Троицкий сам дал более 300 географических названий, но их собственным именам пока места на карте не нашлось. В очень полезной и информативной для меня книге «70 лет полярной гидрографии» Попову и Троицкому уделено только несколько строчек, причем в статье о Попове отсутствует даже фотография. Безусловно, эти люди заслуживают гораздо большего внимания.
Еще одно обстоятельство очень меня беспокоит. В музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге хранится уникальный документ – дневник участника экспедиции Г. Л. Брусилова, единственного выжившего спутника В. И. Альбанова матроса А. Э. Конрада. Вид потрепанной временем тетрадки привел меня в благоговейный трепет. Подумать только, эта тетрадка видела «Св. Анну», Брусилова, Альбанова, Жданко. Она прошла вместе с хозяином по дрейфующим льдам, пересекла ЗФИ, тонула и проваливалась в трещины ледников. Ей знакомы седовский «Св. Фока», знаменитый мыс Флора, седовцы Кушаков, Визе, Пинегин и др. Хозяин заполнял ее под вой ветра и грохот торосящихся льдов во время мучительно тянувшихся зимовок, делал записи на привалах и ночевках после изнурительных переходов, хранил как зеницу ока. Ход и судьба Брусиловской экспедиции являются одним из самых загадочных фрагментов истории арктических исследований. Все, что мы знаем о ней, мы знаем от штурмана Альбанова. Но ведь был и второй очевидец, есть его дневник. Изучив массу арктической литературы, я не встречал какой-либо информации о содержании этого дневника. А вдруг в нем есть что-то о взаимоотношениях Брусилова и Альбанова, причине их ссоры, оказавшей определяющее влияние на ход экспедиции, месте Ерминии Жданко в этом конфликте. Известно, что Конрад по какой-то причине отказывался говорить на эти темы, может быть, он доверил свои мысли дневнику? Ответы на эти вопросы и возможные другие, вообще любая новая подробность об экспедиции крайне интересны для исследователей, но моя надежда ознакомиться с записями была мгновенно убита молодой хранительницей архива: «В целях сохранности дневника, я могу только показать вам его из своих рук». Реставрация стоит очень дорого, таких денег у музея нет. Ничего не возразишь, реликвию надо беречь, а деньги искать обременительно. Но простите, в каком тысячелетии мы живем? Сканирование содержимого дневника может быть проведено за день, оно не требует материальных затрат, осуществимо любым компьютерным пользователем и ничем не повредит оригиналу, который пока находится во вполне приличном состоянии. Сохранять нынешнее положение дел просто бессмысленно: дневник формально есть, а по сути его нет. Мне совершенно очевидно, что дневник Конрада должен быть опубликован.
Завершая вводную часть книги, считаю своим долгом выразить свою глубокую признательность целому ряду людей, тем или иным образом способствовавших ее появлению. Это, в первую очередь, директор и заместитель директора ВНИИОкеангеология В. Д. Каминский и В. А. Поселов, директор и главный геолог предприятия ПМГРЭ В. Д. Крюков и М. Б. Сергеев, а также С. Л. Костюченко, Л. С. Рыбина, Е. Г. Астафурова, Г. Н. Соколов,
Т. М. и Б. Н. Зенгер, Д. А. Додин, С. В. Фролов, М. Л. Верба, Л. Г. Бойко.
И, конечно, не могу не отметить определяющую роль близких мне людей, моей семьи, поддержка которой гарантирована мне всегда.

Вернуться на главную страничку